Пытались помочь пожилому человеку — узнали, что такое равнодушие

 
28 273
278
11 августа 2019 в 10:02
Автор: Виталий Петрович. Фото: архив Onliner, фото носит иллюстративный характер

Наш читатель Алексей с семьей на днях ехал в Минск, проехали деревню Масловичи, приближались к трассе Р58 (Минск — Калачи — Мядель). Внезапно на обочине, на противоположной стороне, водитель увидел лежащего человека. Алексей развернулся при первой возможности и вернулся на это место, чтобы узнать, что произошло и нужна ли помощь.

На обочине лежал пожилой мужчина. Дедушка был в сознании, хоть и не мог толком объяснить, почему находится здесь, почему лежит у самой дороги. Каждый понимает, насколько опасно такому пешеходу находиться вблизи проезжей части, поэтому водитель решил довезти дедушку, куда ему требовалось, и уже потом спокойно ехать по своим делам.

— Мы его спросили, куда ему нужно, куда он вообще направлялся. Он сказал, мол, поехали, здесь недалеко, в Зацень, я покажу, где свернуть, и указал в другую сторону. Ну поехали, — рассказал наш читатель.

Пожилой пассажир выглядел вполне опрятно, был в адекватном состоянии, хоть, казалось, не помнил некоторых событий.

— Мы едем, а он все не говорит, куда свернуть. Увидели строителей, остановились спросить, нет ли здесь какой-нибудь Зацени. Те подтвердили, что нет, но рассказали, что где-то рядом есть дом престарелых, откуда иногда люди убегают. Но дедушка все отрицал: «Не-не-не, я из Зацени». И четко назвал адрес. Ладно, разворачиваемся и приезжаем по адресу — стоит деревенский дом за забором, калитка чем-то по-деревенски замотана. Ну дед поблагодарил, пошел к калитке, по-хозяйски ее открыл — видно, что не впервые здесь. Подходит к дому, а там замок навесной — заперто. Что делать? Я говорю: «Отец, где ключи от замка, как же ты домой попадешь?» А он не может ответить — не помнит. Искал, искал, потом — в слезы. Говорит, не помнит, где ключи, ничего не помнит.

Кое-как дедушку успокоили. Бросать его возле запертого дома было нельзя, поблизости не было никого, кто мог бы помочь. К тому же, казалось, что от стресса у пожилого человека снова стало ухудшаться состояние.

— Он рассказал, что жена у него в Минске работает и дети там живут, уже у всех свои семьи. Попросил отвезти в Минск. Но никакого адреса, никакой точной информации — просто в Минск. Но город-то большой, где там пожилой человек будет блукать? Тем более что он на ногах едва стоит, да и дождь начинается. Там рядом больница, я предложил отвезти его туда. Во-первых, окажут медицинскую помощь, если потребуется, во-вторых, может, там будет проще разобраться, откуда этот дедушка и куда ему нужно, — предположил Алексей.

Но в больнице не смогли помочь.

— Женщина в регистратуре посмотрела на нас удивленно и заявила, что не может дедушку принять, потому что он не пациент. Дескать, если нужна медицинская помощь, вызывайте скорую, по-другому она его оформить не может. Мне она вообще заявила, что незачем было связываться, дедушка бы сам очухался да пошел куда шел. Такого же мнения придерживался и охранник. У меня глаза на лоб полезли. Как это — оставить пожилого человека лежащим у дороги? Он и так неизвестно сколько там пролежал, непонятно, сколько машин мимо проехало.

Алексей не стал спорить с работниками медучреждения, а спросил вместо этого, есть ли поблизости отделение милиции.

— Мне казалось, что как минимум там смогут узнать личность этого человека, возможно, его адрес, или получится связаться с его родственниками, — пояснил наш читатель.

Тем временем жена Алексея смогла разговорить пожилого попутчика, по крайней мере, он рассказал, что зовут его Петро, он 1939 года рождения. К тому же выяснилось, что он все-таки ушел из дома престарелых где-то в районе деревни Юзуфово, чтобы повидать детей, — хоть какая-то информация. Дедушка поначалу и это скрывал, но в конце концов сознался, что сбежал. Он сказал, что в доме престарелых его не обижали и относились хорошо, но он заскучал по детям.

В больнице был дежурный милиционер, который выслушал историю водителя о том, где он подобрал дедушку.

— Милиционер спросил, есть ли у деда какие-нибудь документы. Документов, понятное дело, не было. Мы назвали имя, фамилию и год его рождения — все, что самим удалось выяснить. Но сотрудник ответил, что это не информация, ее недостаточно. Я снова столкнулся с абсолютным безразличием к пожилому человеку. Неужели трудно обзвонить ближайшие дома престарелых, узнать, откуда он ушел? Вместо этого милиционер мне в открытую сказал, чтобы я оставил деда на автобусной остановке: он вспомнит, куда ему надо, и сам доберется. Это в проливной дождь, когда и собаку на улицу не выгонишь. Либо предложил оставить где-нибудь в Минске, раз тот просит. У меня это все в голове не укладывалось! Я этому офицеру говорю: слушай, у тебя у самого родители есть? Ты не знаешь, что значит пожилой человек? — возмущен наш читатель.

В конце концов милиция все же занялась судьбой дедушки.

— Милиционер сказал: «Ладно, дед, пойдем». Я очень надеюсь, что ему в конечном счете помогли.

Алексея возмущает безразличие тех, кто находится на рабочем месте и чьей основной обязанностью является помощь людям. Тогда как минимальное участие в судьбе пожилого человека могло по крайней мере уберечь того от беды.

Недостаточно просто говорить о социальной ответственности и призывать водителей сообщать в милицию о пешеходах, которым явно нужна помощь. Необходимо упорство и желание помочь — вот этого сильно не хватает.

Читайте также:

Auto.Onliner в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: пишите нам в Viber!


Автор: Виталий Петрович. Фото: архив Onliner, фото носит иллюстративный характер