Дети сбросили ведро с краской с 20-го этажа, но нужно ли их наказывать за это? Поговорили с психологом

UPD
04 августа 2022 в 8:00
Автор: Виталий Петрович

Дети сбросили ведро с краской с 20-го этажа, но нужно ли их наказывать за это? Поговорили с психологом

Кто-то скажет, что мы такими не были, но это неправда. И были, и куда похуже вещи вытворяли. А тут всего-то ведро краски. Где-то они его нашли и на 20-й этаж затащили. Явно же не стены красить, правильно? До сих пор не все отмылось: так это ведро летело с верхотуры, и так оно разлетелось — по стенам, по плитке, по автомобилям. Вот чего не было в нашем детстве, так это камер видеонаблюдения на каждом углу. А тут этих пацанов вычислили почти сразу, ну и не отвертеться — нужно отвечать. Может быть, не им самим, а родителям. Ну и вопрос наказания повис в воздухе: можно / не можно — как это теперь делается вообще? Возвращаемся во двор по проспекту Дзержинского, 19 в Минске, где три недели назад детки натворили делов.

Что случилось? Вспоминаем

14 июля во дворе раздался громкий бабах: оземь грянулось ведро белой краски. Брызгами обдало все вокруг, включая припаркованные автомобили. По первоначальным подсчетам, таких забрызганных оказалось машин десять или даже больше. Погрустневшие автовладельцы задумчиво прохаживались по двору, то и дело ногтем подковыривая подсыхающую краску тут и там. Кто бы это мог сделать?

Быстрый просмотр записей с камер видеонаблюдения сразу же навел на след: двое мальчишек среднего школьного возраста поднимались на лифте с ведром краски. Нашли они его, вероятнее всего, на площадке для вывоза мусора, ну а кто поставил туда ведро с краской — совсем другой вопрос. Впрочем, а что с ним еще было делать?

Короче, лет двадцать пять назад на свалках били найденные кинескопы, а лучшей находкой считалась пригоршня карбида на стройке, ну или липучка. А тут краска. Но подходы в целом сохранились. Местные жильцы сошлись в версии, что именно эти школьники, затащившие ведро на высокий этаж, и сбросили его оттуда во двор.

С этим потерпевшие и обратились в милицию. Имущество-то заляпано, то есть ему нанесен вред — кто будет отвечать? В милиции информацию приняли, начали проверку.

— Участковый сказал, что каждому автовладельцу теперь придется в частном порядке обращаться к родителям этих детей и решать вопрос с ними, — говорила наша читательница.

Прошло три недели

Председатель местного жилтоварищества рассказала, что ответа из милиции о результатах проверки пока не получено. Двор как могли оттерли от краски, но не полностью.

— У нас там керамогранит плюс фасад крашеный — вот с него пятно так и не смылось, нужно думать, как быть. Плюс плитка, плюс стоимость уже проведенных работ. Три тысячи рублей ущерба мы насчитали — будем подавать иск по-любому, — сообщила собеседница корреспонденту.

Узнаём заодно, что и детей, и их родителей довольно быстро установили, вот только диалога для разрешения сложившейся ситуации пока не состоялось.

— Все в жизни бывает, и вопросы можно решать мирным путем. Но что-то к нам никто так и не пришел, — разводит руками председатель.

— Что ж, видимо, нужно будет действовать по-другому. А что делать? Кто должен все это теперь оплачивать?

Дети-то наверняка несовершеннолетние, поэтому во дворе ждут скорее их родителей. И практика показывает, что в таких случаях можно найти относительно приемлемый для всех выход.

Похожий случай. Что может батарейка

Один из наших читателей рассказал, что побывал в подобной ситуации осенью прошлого года. И кстати, неподалеку дело было: на Дзержинского, 11.

Как-то утром автовладелец обнаружил на крыше своей машины серьезную вмятину. Сама собой она появиться не могла, мужчина, разумеется, стал отсматривать записи камер. И узнал, что двое мальчишек школьного возраста решили проверить, что станет с обыкновенной батарейкой, если скинуть ее с 19-го этажа. Похоже, правда?

Батарейку скинули, узнали, что на крыше автомобиля чужого дяди она может оставить нормальный такой след. Никому ничего не сказали — ушли. Но дядя их вычислил, заметил как-то во дворе по счастливой случайности.

Дальше беседа сначала с детьми, потом — с их родителями. Те возместили ущерб, проблема была решена.

Но это одна батарейка и одна вмятина на одной машине. А не целый двор, заляпанный краской.

— Надеюсь, это не они нашкодили в этот раз, — добавил напоследок наш читатель.

Кто-то пожалел пацанов, кто-то — нет

Они или не они — мы не знаем. Мы запросили в милиции информацию о результатах проверки и готовы ее опубликовать, если получим. Пока же остается полагаться на то, о чем говорят жильцы дома 19 по проспекту Дзержинского.

Наша читательница, у которой краска попала на BMW, рассказала, как лично она решала проблему:

— Мы машину оттирали своими силами, решили пожалеть родителей этих детей.

Некоторые поступили так же, войдя в положение. Но не у всех была возможность или желание спустить инцидент на тормозах. По нашей информации, где-то пять автовладельцев все еще имеют претензии к детям, совершившим такой поступок, и готовы требовать возмещения даже через суд. Отсутствие диалога лишь обостряет ситуацию. Люди сохраняют чеки с автомоек, каждый такой автовладелец, скорее всего, будет в частном порядке решать вопрос компенсации. Плюс не забываем о жилтовариществе, которое выступает как ИП и имеет наибольшую смету затрат. Пока там ждут официального ответа из милиции, чтобы начать предпринимать дальнейшие шаги.

Психолог: «Если просто компьютер отберут и телефон — скоро ждать новых приключений»

Но вернемся к двум детям, которые поднимаются в лифте с ведром краски. Что ими движет, понимают ли они, к чему может привести их задумка? И как взрослым потом реагировать на их поступок?

Мы обратились к Надежде Морозовой — психологу, гештальт-терапевту, тренеру и эксперту в области детско-родительских и семейных отношений, специалисту в области влияния детских травм на личную жизнь и карьеру взрослого человека — с просьбой оценить произошедшее.

— В истории мальчишек, которые сбросили краску с крыши дома и испортили немало имущества, многое не понятно: мотивы, логика происшествия, предшествовавшие события. Но можно дать некоторые комментарии по данной ситуации, — отметила она. — Ребята гуляли и нашли краску… Это начало истории. Выходит, у ребят было много свободного времени и они искали, чем себя занять.

Действительно, сейчас же летние каникулы. Далеко не вся детвора проводит время в деревне у бабушки или в целом находится под присмотром бóльшую часть времени.

— У детей есть тяга к приключениям, мальчишкам важно исследовать пространство и понимать, сколько у них сил влиять на него. Только кто-то строит шалаши, собирает мусор, рисует рисунки на асфальте, а кто-то ломает качели, забирает то, что плохо лежит, и пугает маленьких. Все зависит от уровня внимания и уважения к потребностям ребенка, интересов и ценностей родителей и того, чем заполняется время ребенка. Есть и масса других факторов, но я остановлюсь пока на этих, — говорит психолог.

— Ребята не знали, чем заняться. Они не были в лагере, на кружке, в секции, дома. Они зачем-то проводили время на улице. Я думаю, что это первая сложность в данной истории.

У каждого возраста есть свои особенности.

— Отсутствие спланированного взрослыми времени у детей до 12 лет ведет к спонтанным и часто непредсказуемым действиям, травмам, повреждению имущества, мелкому хулиганству и т. д. Дети до этого возраста не умеют планировать время, определять последствия своих поступков, эмоциональны, нелогичны. Часто реальность и то, что они себе представляют, очень сильно расходятся. Есть в психологическом и эмоциональном развитии ребенка сложное время, когда уже много сил, развитый интеллект, но нет возможности отвечать за последствия своих слов и поступков — не созрел мозг. Это возраст (9) 10 — (11) 12 лет. Он дает понять, чему обучен ребенок, какие у него ценности, что ему интересно, считается ли он с мнением взрослых, его ли это достижения или же взрослые помогли ему во всем, — поясняет Надежда Морозова.

В любом случае разговор о детях рано или поздно приводит к их родителям.

— Предположу, что провинившиеся ребята — из полюсов родительской заботы.

Либо родители заняты на работе и своими делами и дети предоставлены сами себе, либо их так много контролируют, что ребята, вырвавшись на свободу, бросились во все тяжкие. Плюс сложный этап развития, и в итоге — сложности у родителей, детей и тех, кто случайно попал в эту историю, — считает специалист.

Надежда Морозова обратила внимание на то, что ущерб, нанесенный одним-единственным поступком, мог бы покрыть не одну смену в детском оздоровительном лагере либо занятия в каких-то кружках, интересных детям.

— Вторая сложность, которую я тут вижу, — это отношение к частной собственности. Предполагаю, что у ребят недостаточно воспитано уважение к чужой собственности и понимание, что свое и что чужое. Сначала взяли то, что плохо лежало, потом решили, что удовольствие от проделки выше ущерба, который понесут владельцы машин, ЖЭС на отмывание стен и люди на отмывание окон и балконов. Думали только о себе и о своем, о чужом не подумали совсем. Часто такой подход к делу распространяется на все: домашние дела, уроки, чувства взрослых. И если детей в период 4—6 класса не учить заботиться о других, их чувствах и имуществе, то дети так и останутся эгоцентрированными и нечувствительными к проблемам других, — предупреждает психолог.

Из произошедшего тоже необходимо извлекать свои уроки.

— Если родители привлекут детей к компенсации ущерба уважительно, поясняюще и спокойно: нанес ущерб — компенсируй, уважай имущество людей и силы, они тоже стоят времени и денег, — ребята выучат урок и станут уважать частную собственность, будут думать перед тем, как что-то сделать.

Если же просто компьютер отберут и телефон, накажут жестко, ничего не объяснят — скоро ждать новых приключений, но уже с привкусом мести и ненависти, — говорит Надежда Морозова.

Задумывался ли кто-то еще, почему с найденной краской обошлись именно таким образом: сбросили с высоты?

— В этом третья сложность ситуации. Ни на заборе этой краской что-то написать, ни домой папе принести, ни скамейку покрасить, ни сказать кому-то, что ее видели — вдруг кому-то пригодится, — а втихаря сбросить, посмотреть на ущерб и скрыться незамеченными, потом волноваться, найдут ли, и никому не сказать об этом. Вот тут кроется масса психологических особенностей данных детей:

  • самостоятельность не отличают от безответственности;
  • высокая скрытность;
  • нежелание отвечать за поступки;
  • сложности с границами;
  • странный ход мыслей и способ получать удовольствие.

Такой набор особенностей может говорить о сложностях в семье, которые так проявились публично, особенностях мировоззрения, подходе к воспитанию. Похоже, семьям нужна поддержка, — считает психолог.

Что же делать сейчас, когда сделанного не воротишь?

— В итоге важно понимать, что все особенности воспитания и развития всегда и в любом возрасте найдут возможность проявиться публично. Важно сделать правильные выводы и воспользоваться случившимся для развития семьи и ребенка.

Раз пошли по пути учебы на ошибках, значит, важно учиться, а не ходить по кругу, — подытоживает специалист.

Был кто-то третий, кто сказал детям сбросить ведро краски с 20-го этажа? О чем рассказала мама одного из мальчиков?


Выбор покупателей
скамья, для занятий дома, установка напольная, максимальный вес пользователя: 120 кг, 57x76 см
Выбор покупателей
турник, для занятий дома, установка в дверной проем, максимальный вес пользователя: 100 кг, сталь
турник, для занятий дома, установка на стену, максимальный вес пользователя: 150 кг, сталь, 50x40 см

Читайте также:

Детки игрались: нашли на свалке ведро краски и скинули его с 20-го этажа. Заляпали двор с машинами

Auto.Onlíner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Виталий Петрович