Осечка или отсечка? Краснов помогает девушке разобраться в особенностях наших перекрестков

25 836
20 января 2023 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка

Осечка или отсечка? Краснов помогает девушке разобраться в особенностях наших перекрестков

Вы едете по привычному маршруту, по которому ездите изо дня в день уже не первый год. Все как всегда, и вдруг на одном из перекрестков вам в бок едва не прилетает машина. Что это было? Вы-то ехали на зеленый, и никто вам вообще не должен был мешать! С другой стороны, по правилам тому водителю вроде как и уступать нужно было. Это реальная история одной из наших читательниц, история, в которой мы будем разбираться вместе с Юрием Красновым, преподавателем и инструктором по вождению.

Перекресток у «Паруса»

Разговор у нас пойдет о пересечении улиц Клары Цеткин и Тимирязева с улицей Кальварийской, то есть о перекрестке у журфака БГУ, «Трюма» и ЖК «Парус». Наша читательница прислала оттуда два видео.

— Это ситуация со светофорами и поворотом, с которой я сталкиваюсь каждый день: когда моей стороне горит зеленый, то все остальные стороны стоят, в том числе и встречка. И я настолько привыкла, что со встречной полосы не едут, что уже на автомате проезжаю этот участок, — рассказала девушка.

— А вот еще одно видео: машина чуть не прилетела мне в бок. Я сначала поругалась: куда он вообще едет?! И только потом до меня дошло: по правилам это ведь я должна была уступить ему дорогу. Да, в моем понимании на встречке обычно горит красный (раз машины всегда стоят), но наверняка я этого знать не могу, — рассуждает собеседница.

Вопросы по ситуации стандартные: кто прав, кто не прав и что вообще делать в таких случаях?

Осечка или отсечка?

— Девушка поворачивает, во всех рядах машины стоят. Мы делаем вывод, что им горит красный свет. На втором видео девушка поворачивает, но стоят только те машины, которые будут ехать налево, в то же время один из водителей выезжает на перекресток. Какие мы можем сделать предположения? Водитель перепутал сигналы светофора — например, увидел стрелку направо и решил, что ему горит основной зеленый. Такое бывало, и не раз. Другой вариант: ему горел или моргал зеленый, а девушка наивно полагала, что встречным обязательно горит красный — так она привыкла. И ехала, абсолютно не сомневаясь, что может спокойно поворачивать, — выдвигает версии Краснов.

Наиболее распространенная схема работы светофора, к которой все водители привыкли за десятилетия, следующая: если на одной дороге горит зеленый сигнал светофора, то на другой, которая ее пересекает, горит красный. Тот, кто поворачивает направо, уступает пешеходам и велосипедистам, тот, кто едет налево, уступает еще и встречному транспорту.

Правила дорожного движения, п. 103:

При повороте налево или развороте по зеленому сигналу светофора водитель транспортного средства, за исключением трамвая, обязан уступить дорогу встречным транспортным средствам, движущимся прямо или направо, и попутному трамваю.

— Все к этому привыкли, все знают, как действовать в такой ситуации. И все привыкли к тому, что если горит зеленый сигнал светофора, то он одновременно горит и для встречного направления, — рассказывает преподаватель и чертит схемы на доске. — Но затем стали появляться перекрестки, на которых одним водителям горит зеленый свет, а встречному направлению загорается красный. И это называют отсечкой. Плюс такого решения очевидный: у водителей, которые хотят повернуть налево, в какой-то момент появляется возможность беспрепятственно это сделать, что удобно.

Какой минус? Водитель, который собирается выполнить поворот, не знает, какой сигнал светофора горит в этот момент для встречных машин.

— Все водители знают, что если горит просто зеленый, то при повороте ты обязан уступать дорогу встречным автомобилям. Мы хотим повернуть, смотрим на встречные машины. Им загорается красный свет, но мы же этого не знаем. Мы смотрим: кто-то ускоряется, чтобы проскочить, кто-то снижает скорость. В итоге мы не поедем, пока не поймем, что все на встречной явно остановились. То есть каждый в ступоре: одним нельзя ехать, а другие боятся. Отсюда возникает вопрос: как нам рассказать водителю, что бояться нечего и что встречным автомобилям горит красный свет? — продолжает инструктор.

Решением занимались во многих странах, и варианты используются различные. В Европе над основным зеленым сигналом светофора можно увидеть небольшую лампочку, которая светит либо красным, либо зеленым и дает понять, какой сигнал сейчас включен для встречного направления. Водитель видит это и понимает, может ли он спокойно поворачивать или обязан пропускать встречных. В Штатах единообразия нет. Можно встретить, к примеру, светофоры с двумя желтыми сигналами: один работает как обычный желтый, а другой включается тогда, когда можно поворачивать налево, но при этом нужно уступать дорогу встречному транспорту. Бывает вариант с двумя зелеными сигналами: работает примерно по тому же принципу.

— В Минске тоже придумали свой экспериментальный вариант, его можно увидеть на перекрестках Платонова — Козлова и Шаранговича — Горецкого. Рядом со светофором установили две желтые секции, которые мигают, — рассказывает ведущий рубрики.

Об эксперименте на улице Платонова мы раньше рассказывали. Вот как объясняли принцип работы этих желтых секций в ГАИ: «Водитель, которому нужно налево, подъезжает к перекрестку, на котором горит основной зеленый сигнал, допсекции (стрелки) нет. Этот светофор — с функцией отсечки. То есть зеленый загорается одновременно, но у встречного потока гаснет чуть раньше, чтобы дать возможность повернуть налево. Мигающий желтым светофор будет работать, пока зеленый для встречного направления горит. Таким образом он предупреждает об опасности. Как только зеленый гаснет, вместе с ним прекращается и мигание желтого. Водитель поймет, что его маневр безопасен».

Мы все понимаем, что внедрение изменений, тем более новаторство — дело непростое и зачастую неблагодарное.

— Водители привыкли к чему-то, и вдруг знакомая им схема меняется, причем неожиданно. Первый вопрос, который у них возникает: а что это, что мне с этим делать? То есть у водителя замешательство. Все знают, что желтое мигание применяется только на нерегулируемом участке дороги. Либо такой сигнал предупреждает о нерегулируемом пешеходном переходе (тогда мы имеем одну мигающую секцию), либо обычный светофор мигает желтым светом тогда, когда он не работает, то есть перекресток стал нерегулируемым. Как человеку сориентироваться при двух мигающих сигналах на регулируемом перекрестке, где работают светофоры? — задается вопросом преподаватель.

И ведь п. 103 ПДД никто не отменял: тот, кто поворачивает, обязан пропускать встречный транспорт вне зависимости от того, что там за желтые сигналы повесили и на что они намекают.

— Когда я рисую такой светофор на курсах повышения квалификации (а там опытные люди — как правило, преподаватели и мастера автошкол) и спрашиваю, что это, реакция всегда одна и та же — ступор. Представьте, человек 20—30 лет за рулем, он привык к тому, что должен при повороте налево уступать дорогу встречным машинам. И вот он подъезжает к перекрестку и видит рядом со светофором два желтых мигающих сигнала. Его первая реакция: «Что это вообще такое?» В автошколе такому не учили. Это экспериментальная организация дорожного движения, но в результате водитель, вместо того чтобы смотреть на дорогу и контролировать, нет ли встречных машин, вглядывается в этот светофор и пытается понять, что от него хотят, — говорит Краснов.

Разбор по месту: Кальварийская — Тимирязева

К желтому подмигиванию мы еще вернемся, а пока разберемся с ситуацией, в которую попала наша читательница. Для этого выезжаем на место: пересечение Клары Цеткин — Тимирязева с улицей Кальварийской. Здесь пусто не бывает даже в обычные часы. На улице Клары Цеткин вдобавок ведутся какие-то работы, так что движение по прямой, как ехал автомобиль, на который пожаловалась девушка, пока затруднено. Но оценить обстановку нам это не помешает.

Мы едем так же, как и она: по улице Тимирязева со стороны проспекта Машерова, на перекрестке поворачиваем налево на улицу Кальварийскую.

Паркуемся, выходим из машины, много гуляем, дышим воздухом, изучаем режимы работы светофоров.

— Зеленый сигнал для девушки мог гореть только тогда, когда для встречных автомобилей горел красный, — приходит к выводу Краснов. — Так что, вероятнее всего, машина, которая чуть не врезалась ей в бок, выехала на красный свет.

Почему в этом так важно было удостовериться? Зачастую в случае похожих ДТП бывает трудно выяснить, кто и как ехал. А не мог ли кто-то, например, выехать на мигающий зеленый или даже желтый сигнал и завершать проезд перекрестка? Ведь тогда его нужно было пропустить.

— В нашем случае есть четкая схема работы светофоров: если девушка ехала на зеленый сигнал (а это видно на записи), то у встречного водителя не могло быть иных вариантов — ему должен был гореть красный. Отсюда предположим, что этот водитель, с большой долей вероятности, и был бы виноват в случае ДТП. Но кому от этого легче? Такие аварии всегда опасны, так как это боковой удар. Виноват или не виноват — проблем не оберешься в любом случае, зачем вам эти неприятности? — говорит преподаватель.

— Именно поэтому я рекомендую тем, кто привык к своему маршруту и все там выучил, не расслабляться. В любой момент что-то в организации движения может измениться, кто-то может выехать на красный — можно попасть в очень неприятную ситуацию, полагаясь лишь на собственную привычку.

Что касается организации дорожного движения на перекрестке, то с ней все хорошо.

— Все организовано безопасно: когда у тебя зеленый, то у встречных красный — можно поворачивать. Но неприятный момент все равно есть: ты подъезжаешь к перекрестку, перед тобой на встречке стоят два ряда, которые будут поворачивать налево. Дорогу ты за ними не видишь: едет там кто-то или нет, собирается останавливаться или нет? Поэтому все равно приходится притормаживать и выглядывать, смело тут не поедешь, — это вердикт от нашего эксперта.

Подмигивание на улице Платонова

Переезжаем на перекресток улиц Платонова и Козлова, туда, где установлены те самые желтые мигающие секции.

— У варианта с отсечкой есть слабые места. Во-первых, со стороны, где раньше загорается красный сигнал, должны быть запрещены поворот налево и разворот. Иначе возникает опасность: водитель выскакивает на перекресток в последний момент — он же уверен, что и встречным машинам загорается красный, а с перпендикулярного направления сейчас вот-вот двинется поток. И он стремится поскорее проехать перекресток, а навстречу в этот момент может ехать водитель, которому горит зеленый. То есть ситуация провоцирует человека на то, чтобы он попал в ДТП, и такое нередко происходит на многополосных дорогах. Я сам так попадал возле Комаровки: тебе горит зеленый, ты едешь по свободной полосе, а на перекресток поперек вываливается машина, — рассуждает Краснов.

Откатав перекресток вдоль и поперек, можем поделиться кое-какими соображениями.

— Сама отсечка здесь, по крайней мере в дневное время, очень маленькая, — говорит инструктор. — В моем понимании отсечка — это когда встречному загорается красный, а мне еще секунды четыре или даже пять горит зеленый. Именно горит, а не моргает, потому что если уже моргает — этого времени мало. Все равно водители будут зависать, думать, принимать решение. Плюс нужно время, чтобы уехать с перекрестка.

Но мы же приехали сюда в первую очередь из-за мигающих секций — что о них можно сказать?

— Очень важный момент: могло показаться, что желтые секции выключаются, когда встречным машинам загорается красный свет. На деле же они гаснут, когда у встречки выключается зеленый. Это существенная разница, так как поток не останавливается. Загорается желтый, кто-то, наоборот, ускоряется, чтобы проскочить перекресток. А мы, если ориентироваться только на свои желтые секции, уже должны ехать и чувствовать себя в безопасности. Поэтому никто из водителей им не доверяет полностью, никто здесь смело не поедет на зеленый: все оценивают ситуацию, все смотрят на встречные машины. Но какой тогда толк от этого мигания, кому оно нужно? — задается вопросом Краснов.

Есть, кстати, у эксперимента и своя «побочка».

— Некоторые водители уже изучили этот перекресток и знают, что хоть им загорелся красный, встречным еще горит зеленый по отсечке. И эти водители осознанно едут на красный, причем и направо, и прямо. Знают, что в случае чего им будут уступать — никуда не денутся, — оценивает обстановку преподаватель.

— В результате отсечка не работает: кто-то едет навстречу на красный, тебе времени не хватает, желтые сигналы ничем не помогают, а еще и отвлекают.

Зато эксперт похвалил организацию движения с другой стороны перекрестка, где улица Змитрока Бядули:

— Отсечка здесь длиннее, она лучше продумана. Нет отвлекающих сигналов — все супер.

Юрий Краснов, преподаватель, инструктор по вождению: 

— Если на встречной стороне дороги только одна полоса движения, то отсечка — это достаточно безопасный и бюджетный вариант решения проблемы поворота налево.

Если же на встречной стороне дороги две и более полос, то возникают предпосылки для  дорожно-транспортного происшествия, когда встречные водители в соседних полосах будут вести себя по-разному: один будет снижать скорость, чтобы остановиться на зеленый моргающий сигнал светофора, а другой, наоборот, будет ускоряться, чтобы успеть проскочить.

Поэтому очень важно, чтобы после того как встречным водителям загорелся красный свет, у водителя, который поворачивает налево, зеленый сигнал светофора продолжал гореть, а не начинал сразу мигать.

Дополнено

После публикации мы получили отклик от одного из водителей.

— Зачем вообще нужна такая инсталляция, если можно сделать допсекцию с левой стрелкой? И таких перекрестков много: сначала загорается зеленый вместе со встречкой, потом у встречки загорается красный, а у нас — допстрелка плюс работает основной зеленый. И все ясно и понятно, по сути, это та же самая отсечка. Это гораздо лучше, чем этот непонятный двойной желтый: я вообще в первый раз подумал, что обозначает, что за поворотом на что-то нужно обратить внимание, — говорит читатель.

Шаранговича — Горецкого. Не понятно

На пересечении улиц Шаранговича и Горецкого видим почти такие же желтые секции, но без нанесенных на них стрелок. Расположены они только за перекрестком, то есть далековато, ориентироваться по ним еще труднее.

— Здесь желтые секции гаснут одновременно с тем, как зеленый сигнал для нас переключается на мигание. То есть мало того что это экспериментальная организация дорожного движения, так она еще по-разному реализована на двух перекрестках в одном городе. Отсечка очень короткая, да и основной зеленый сигнал мигает меньше обычного: не три раза, а два. Даже не знаю, с чем это связано, — отмечает ведущий рубрики.

— В итоге время сокращается до минимума, сориентироваться сложно. Я все равно смотрю на свой светофор, смотрю на встречные машины, слежу за обстановкой на перекрестке. На мигающие желтые секции я не смотрю — не пойму, какой в них здесь смысл. На Платонова хотя бы понятно, к чему они относятся, а здесь совсем не ясно, что к чему, — пожимает плечами преподаватель.

Единственный вариант, чтобы снизить тревожность

— Если нужно дать водителю возможность без опаски повернуть налево, то следует установить дополнительную секцию. Секция плюс основной зеленый — и никого пропускать не нужно по 104-му пункту. У встречных в это время без вариантов красный, — говорит Краснов.

— В целом, водителям будет проще, если вся организация будет базироваться на ясных и понятных требованиях ПДД, которые все выучили еще в автошколе. Если горит зеленый без левой дополнительной секции, то я поворачиваю налево, пропуская встречных по 103-му пункту. Если горит дополнительная секция налево с основным зеленым — у меня преимущество по 104-му пункту.

Правила дорожного движения, п. 104:

При движении в направлении стрелки, включенной в дополнительной секции одновременно с зеленым сигналом светофора, водитель имеет преимущество перед транспортными средствами, движущимися с других направлений.

— Нужно внедрять новшества аккуратно. В однообразии заключается безопасность дорожного движения. Если все одинаково, понятно, предсказуемо — вероятность происшествий снижается. Как только начинаешь что-то менять — риск растет. И на эту тему мы еще поговорим в следующем выпуске, — обещает наш эксперт.

У вас есть тема для «Разбора с Красновым»? Пишите нам: pv@onliner.by или t.me/vitpetrovich.


Выбор покупателей
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Беларусь
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Беларусь
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Сербия
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Россия
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, евроэтикетка: C/E/72 дБ, страна производства: Россия

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка