Как «выходной» рейд с ГАИ закончился на месте страшного ДТП, в котором погибла девочка

 
408
20 июня 2016 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Алексей Матюшков

Штормовая неделя завершалась теплыми выходными. Горожане повалили на природу с шашлыками. А корреспонденты Onliner.by вместе с экипажем ГАИ Минского района отправились дежурить по местам отдыха — проверить, все ли в порядке, не мешают ли одни отдыхать другим. Но так вышло, что «пляжный» по сути рейд закончился на месте жуткого дорожного происшествия, в котором погибла 14-летняя девочка. 

Начиналось все по-субботнему спокойно. Тепло, солнечно, наверняка на пляжах Заславского водохранилища будет многолюдно.

— Вам нужно было вчера приезжать, вот когда был цирк, — рассказывают офицеры нашего экипажа ГАИ. — Недалеко от Минска обратили внимание на автомобиль «Жигули». Он был в таком состоянии, что трудно было не обратить внимания: капот до конца не закрыт, двери с водительской стороны, видимо, не закрываются, поэтому прикручены к стойке проволокой. Внутри четыре парня. Подали водителю сигнал об остановке — он ускорился.

Сюжет классический: погоня за городом. Вслух сожалеем, что пропустили такое.

— Ну особо-то погони не вышло,
— продолжают инспекторы. — Быстро их нагнали, стали поджимать, так все четверо как давай выпрыгивать на ходу. Даже водитель сиганул через пассажирскую сторону, со своей-то дверь не откроешь. Догнали их, никто не пострадал. Водитель, парень 1991 года рождения, был пьян — более 2 промилле при освидетельствовании. А прав у него нет — не получал он их никогда. Вот так некоторые отдыхают.

Едем к воде: говорят, некоторые там безобразничают, машины ставят где попало.

Помните прошлогоднюю новость, когда в озере утонули мусоровоз, экскаватор и два погрузчика? Было это возле деревни Хмелевка недалеко от Заславля. После того случая местность огородили, въезд запретили, даже, говорят, военное оцепление выставляли.

А места красивые, все равно что заповедник. Вода чистейшая, людей еще год назад здесь было видимо-невидимо. Окрестности застраиваются богатыми коттеджами. И тут на тебе! Первое время, как говорят, вообще не знали, что делать: недвижимость выставили за копейки, ходили разговоры, что дорогу будут переносить, а озеро закроют навсегда.

Но слухи слухами, а вроде не закрыли. На автомобилях сюда въезд запрещен, стоят соответствующие знаки и информационные таблички. Однако народ трудностей не боится и запреты в расчет не берет. Подъезжаем к озеру, видим три припаркованных у воды автомобиля. Ну если не понимают предупреждений, придется привлекать к ответственности.

Любопытно, что неподалеку есть где оставить машину. А к озеру еще попробуй подъедь — кругом перекопано, дорог нет, одни знаки-«кирпичи».

— Ой, в этих краях таким не удивишь. Шлагбаумы поднимают, проезжают и закрывают за собой. Знаки из баллончиков зарисовывают. Съезжают чуть ли не с горы, лишь бы у самой воды стать, — говорят в ГАИ. — А если эта гора обвалится, как год назад?

Где она обвалилась год назад, очень хорошо видно. Как от пирога кусок отломали. Земля просто съехала в воду, утащив за собой технику. Экскаватор, говорят, до сих пор не вытащили.

Инспекторы просят первого водителя перепарковать свой автомобиль. Мужчина мокрый, вероятно только из воды.

Двое других рассаживаются по машинам. Постойте, куда же вы, а штраф?

Один сотрудник ГАИ остается оформлять первого водителя, а мы на автомобиле бросаемся за другим. Тот лихо въезжает на пригорок, неужели погоня?

Нет, не погоня. Автомобиль Lada с российскими номерами паркуется неподалеку, рядом с другими машинами. Вот почему было сразу так не стать? Из авто выходит парень, с удивлением смотрит на нас.

— А что случилось?

— Как что? Вы нарушили правила, разве не знаете, что туда въезд запрещен?

— Не знаю, я из России, у нас за такое не штрафуют. А ваших законов я не знаю.

— Погодите, но вон же на табличке указано: «Въезд запрещен».

— Я не видел.

С парнем проводят профилактическую беседу, рассказывают прошлогоднюю историю водохранилища. Ведь правда опасно здесь, никто не придирается.

— Я понял, — соглашается молодой человек. — Я вообще здесь вид на жительство собираюсь получать, поэтому придется белорусские законы подучить, видимо.

Видимо, придется. Стоит, к примеру, обратить внимание на тонировку Lada, если парень собирается поставить машину здесь на учет.

Другому водителю также разъясняют, что он нарушил. Он не спорит.

— Поймите, здесь опасно, земля может обрушиться...

В этот момент сталкиваемся с народной мудростью в лице многоуважаемого Михаила Арсентьевича, местного жителя.

— Ничего здесь больше не обрушится, вот помяните мое слово, — говорит он.

Дедушку слушают внимательно, все-таки 40 лет здесь человек прожил.

— Это все резонанс был. Но больше он не повторится. Сами посмотрите: с одной стороны железная дорога. Как поезд идет — у меня в доме аж колотится все. А с другой стороны озера автомобильную дорогу строили, здесь грузовики с тяжеленными плитами ездили. Вот и обрушился берег.

Михаил Арсентьевич рассказывает, что раньше на месте озера были карьеры, что-то добывали. Все, что было, забрали, докопались до самой воды. Еще тогда, говорят, экскаватор утонул, но его вытащили. А карьер заполнили водой.

— Там глубина знаешь какая? У, даже не представляешь! Думаешь, они экскаватор свой достанут? Нет. Он уже давно в ил зарылся, будет там лежать. Я давно говорил: нужно было здесь лес посадить. Но меня не слушали. И только теперь, после обвала, стали что-то делать: там гектар засеяли, там гектар. А с озером ничего больше не случится. Ты приезжай потом как-нибудь, я многое могу рассказать. Закуски не надо.

Благодарим дедушку за рассказ и уезжаем на другое озеро. Здесь порядок навели, да и народу немного, не то что раньше. Все же опасаются люди, несмотря на народную мудрость.

 — Сейчас подъедем на другой пляж, посмотрим, что там, — говорят инспекторы. — Вода еще, может, прохладная, но люди будут.

Люди есть: играют в волейбол, катаются на водных скутерах.

Внезапно на дороге появляется мужчина. Руки на груди, серьезный взгляд. Штаны у него для отважных людей, военной раскраски.

За ним прибежал товарищ и спешно уволок обратно к своим, отдыхать. Молодой человек в очках отделался предупреждением.

— Есть тут еще одно местечко, там часто нарушают...

— Авария с участием мотоциклиста, — внезапно шипит рация. И что-то еще о сбитой девушке.

Едем на место. Хотя нет мыслей, что это что-то серьезное. Может быть, зацепил по касательной. Это же не трасса, скорости тут небольшие.

Дороги Минщины. Узенькие «двухполоски» с хорошим асфальтом, которые то взбираются на холм, то убегают вниз, норовят скрыться за поворотом. Обзорности тогда никакой — кругом леса. По дорогам наравне с машинами или в лучшем случае по обочине ходят люди и ездят велосипеды — тротуаров здесь нет. Все как в деревнях. Даже офицер не разгоняется, едет с потоком, не включает маячки.

— А включишь — только напугаешь водителей, — поясняет он нам. — Дорога узкая, уйти им некуда.

Действительно, уйти некуда.

Подъезжаем к месту ДТП, информация не ясная. Вроде бы пострадала девушка, но насколько серьезно? Гадаем, успеем ли приехать вовремя или мотоциклиста увезут, скажем, на освидетельствование, раз есть пострадавший. Выезжаем из лесу, спускаемся с очередного холма. Затем небольшой подъем, считай пригорок, и дорога забирает влево. Там, за поворотом, кто-то есть, но не видно ничего. Вроде машина стоит, знак аварийной остановки. Только когда мы подъезжаем вплотную, становится ясно, что здесь случилось непоправимое.

Произошло, как предполагается, следующее: в том же направлении, что и мы, ехал мотоциклист на спортивном Kawasaki ZZR-1100. Впереди остановились две девочки на велосипедах, они сошли с дороги, причем отошли метров на 5—6. Предположительно, услышали звук приближающегося транспортного средства и решили его пропустить.

— Мотоциклист ехал очень быстро, настолько, что непонятно было вообще, как он собирался входить в поворот, — рассказал корреспонденту Onliner.by непосредственный очевидец произошедшего, который в момент ДТП двигался по той же дороге во встречном направлении. — Мотоцикл спортивный, и он пытался максимально уложить его влево. В итоге на скорости так боком и полетел по оврагу. Может быть, улетел бы дальше в поле, но ударился о пригорок и полетел параллельно дороге, как раз туда, где стояли девочки.

Они обе находились рядом друг с другом. В итоге мотоциклист или его мотоцикл просто снес одну из девочек, другая каким-то чудом осталась цела.

Мы ходим по участку обочины. Прибыли на место рано, практически раньше всех. Была только скорая и другой экипаж ГАИ. И родители погибшей девочки, им уже обо всем сообщили. От других людей узнаем, что семья приехала из Минска на дачу отдохнуть.

Отчетливо видно место, где мотоцикл съехал с дороги. Судя по траектории, он пошел прямо, когда нужно было поворачивать. Вы же помните, как мы сами сюда подъехали?

Предположим, что если мотоциклист не знал этой дороги (сам он, как нам сказали, из Боровлян), то мог и не видеть поворота, то есть среагировал в последний момент, когда было уже поздно. Девочек он также едва ли видел, однако это все только догадки.

Метров через 30 лежит тапочек детского размера, еще метрах в 20 от него другой. 14-летнюю девочку отшвырнуло от удара. От полученных травм она скончалась на месте происшествия.

— Я остановился, выскочил из автомобиля, побежал к ребенку. Пытался нащупать пульс, но его не было. И зрачки никак не реагировали, — вспоминает очевидец. — Другая девочка от испуга отбежала. Затем все же подошла.

Мы застали ее на месте трагедии. Она была очень напугана, плакала. Кто-то из взрослых, возможно родители, хотел увезти ее домой — по понятным причинам ей нездоровилось. Но пришлось задержаться, ведь ее должны были опросить следователи, а первоначальные показания очень важны.

Тело погибшей девочки накрыли покрывалом. Рядом — убитые горем родители.

Еще дальше, метрах в 40, разбитый мотоцикл, а возле него — мотоциклист. Человек землисто-серого цвета. Поначалу возникает мысль: а жив ли он вообще? Но затем слышится стон. Мужчина без сознания, но стон раздается практически при каждом слабом выдохе. Медики проводят реанимационные действия, готовят пострадавшего к госпитализации.

Всего от поворота, где, предположительно, мотоцикл вылетел с дороги, до того места, где он остался лежать, — метров 100. Чуть дальше — столб. И весь этот отрезок усеян обломками мотоцикла. Металл гнулся и рвался. Обломки выхлопной системы мотоцикла, его фара лежат вместе с оторванным сиденьем от велосипеда и детскими тапочками.

Скорая увозит пострадавшего в больницу. Молодой человек 1987 года рождения находится в реанимации с тяжелыми травмами, рассказали корреспонденту Onliner.by в управлении Следственного комитета по Минской области. Как только разрешат врачи, его допросят следователи. На данный момент его статус — подозреваемый. Возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 317 Уголовного кодекса — «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Ранее водитель 37 раз привлекался к ответственности за нарушения ПДД, сообщили в ГАИ. Ничего особенного: нарушения правил парковки, «письма счастья» за скорость. Чего-то серьезного, например управления транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, не было. Права соответствующей категории у водителя есть. А мотоцикл он поставил на учет всего пару дней назад — 15 июня.

Скорость мотоцикла и точные обстоятельства произошедшего установят эксперты. В частности, в каком физическом состоянии находился водитель в момент ДТП. Очевидец рассказал о том, что видел, следователям, так же как и девочка, которой еще нужно пережить смерть подружки.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ