468
02 февраля 2019 в 7:50
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка

«Не хотим, чтобы получилось как в России». О форматах, вкусах и легализации тюнинга

В последнее время проводится много фестивалей, слетов, да просто «кар митов» владельцев т. н. улучшенных автомобилей. На совместных тусовках тюнеров разговоры нередко заходят о проблемах с ГАИ, прохождением техосмотра, постановкой на учет преображенных машин. Но однозначного ответа на вопрос «Разрешен или запрещен тюнинг?» до сих пор нет. Лет 15 назад, когда вносились очередные поправки в ПДД, обещали карать за любые изменения во внешнем (и не только) облике транспортных средств. На данный момент явление не подпадает под прямое табу, но и не легализовано, как это сделано во многих развитых странах.

«Есть тюнинг, а есть „колхотюнинг“...»

Затронуть щепетильную и проблемную тему предложили основатели клуба Base (в переводе — «база, основа»), который появился меньше года назад и сразу стал частью городской жизни Минска. В сезон на парковку возле ТЦ «Европа» приезжают десятки необычных автомобилей. Ребята смотрят кино, пьют кофе и, разумеется, обсуждают свои проекты.

Собираются люди разных возрастов: от 16-летнего юноши, который возится с машиной в гараже, до пожилого мужчины на импозантном желтом кабриолете.

Попасть в тусовку вроде бы просто — достаточно обладать нестандартным автомобилем. Но при этом существует определенный «дресс-код». То есть пройти в спортивной обуви в пафосный ресторан не получится.

— Правила были сформированы на основе мирового понимания принципов тюнинга, — объясняет основатель клуба Base Андрей Юшков. — При всем разнообразии технического самовыражения имеются основополагающие взгляды на это явление, и они подпадают под определенные рамки.

«Есть качественное преображение автомобиля, выполненное со вкусом, согласно основным принципам. Это можно назвать проектом. А есть „колхотюнинг“, как это „направление“ иногда называют в комментариях. Абсолютно несуразная, неказистая, нестилизованная доработка машины. Грубо говоря, вместо штатного элемента кузова устанавливают вычурный кусок стекловолокна. Владелец доволен, ему нравится — окей, езди. Но это не наш формат»

Отказывая в членстве, основатели клуба стараются делать это в мягкой форме — аргументируют позицию и стараются выслать примеры хорошего, качественного тюнинга.

«На техосмотре спросили только про тонировку»

Участники клуба Base делят всех водителей на обычных владельцев машин и тех, кто холит, лелеет и преображает свои автомобили. Николай Городничин как раз из вторых. На приборной панели его Mitsubishi Galant (1999 г. в.) установлена точная копия японского универсала, только выполненная в миниатюре.

— Под капотом находится 2,5-литровый двигатель twin-turbo мощностью 280 л. с. Очень надежный, неприхотливый мотор, за которым не были замечены турбоямы и турболаги, — описывает внесенные изменения владелец машины. — Установил обвесы и спойлер Super VR-4, колеса и тормоза от Lancer Evolution 8. Есть еще пару доработок, как, например, боковые зеркала с повторителями указателей поворотов.

Николай использует «Галант» как повседневный автомобиль, для поездок по рабочим и семейным делам. В подтверждение демонстрирует детское кресло, которое установлено сзади.

— Машину делал для себя, как проект, причем с одобрения жены, — объясняет наш собеседник. — Почему именно «Галант»? Мне он нравится, я езжу на этой модели последние десять лет, знаю ее до каждого болтика. Изменений запланировано еще много. Как говорят, если начал «тюнить», то остановиться уже сложно.

седан, бензин 2.4 л, автоматическая, передний привод
2250$ / 2029€
зеленый, хетчбэк, бензин 2 л, механическая, передний привод
350$ / 317€
синий, хетчбэк, дизель 2 л, механическая, передний привод
1500$ / 1353€
Автобарахолка
мобильное приложение
«Удовольствие приносит не только результат, но и сам процесс. Это эстетическое наслаждение — обладать и пользоваться красивым автомобилем»

По словам владельца доработанного «Галанта», для него важны не мощность и время разгона до сотни, а техническое исполнение, возможность реализовать идею.

Замечаем, что техосмотр, судя по наклейке, был пройден совсем недавно. Стало быть, вопросов не возникло?

— Поднимался только один — по поводу тонировки, — вспоминает Николай. — Сразу не поверили, что на автомобиле 1999 г. в. может быть заводская, но маркировки на стеклах сняли все сомнения.

В России легализация тюнинг-проекта напоминает семь кругов бюрократического ада

Ситуация с тонировкой, которая возникла 15 лет назад (после внесения изменений в ПДД), хорошо демонстрирует абсурдность категоричных запретов. Вспомните, сначала под табу попали все затемненные стекла, включая те, что были установлены даже в лимузинах и туристических автобусах. Только после масштабных возмущений инициаторы поправок задумались о разумности огульных запретов, стали делать оговорки и исключения.

Сейчас ситуация большинство автовладельцев устраивает, но почему было сразу не продумать нюансы?

Именно принятия резких и непродуманных решений опасаются тюнеры из клуба Base. Ребята говорят, что пока не слышали о конфликтах хозяев улучшенных автомобилей с ГАИ: «Только один раз на наш „кар мит“ заехали сотрудники ДПС. Заметили, что один из водителей припарковался колесом на бордюр. Попросили переставить машину, и все».

Однако на слуху ситуация в России, где многие владельцы преображенных автомобилей столкнулись с пристальным вниманием со стороны ГИБДД. Каждый российский тюнер знает цифры 12.5.1 — это статья из Кодекса об административных правонарушениях РФ («Управление транспортным средством при наличии неисправностей или условий, при которых в соответствии с Основными положениями по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностями должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения эксплуатация транспортного средства запрещена»).

— По ней тормозят и тормошат, — рассказывает Андрей Юшков. — Еще недавно проводились специальные рейды, чуть ли не в выхлопную трубу с увеличительным стеклом заглядывали. Коснулось всех — в первую очередь владельцев внедорожников, которые устанавливают лебедки, дополнительное освещение, кенгурятники и пр. Писали петиции, устраивали пикеты. А толку?

Юрий Краснов и основатели клуба Base — Андрей Юшков и Анна Приказчикова

В России предложили способ легализовать тюнинг-проект, но лишь номинально — предстоит выполнить множество непонятных процедур, собрать кучу одобрений и справок. Как говорят, принципиальные тюнеры пытались пройти семь кругов бюрократического ада, но не смогли: сами сотрудники «согласовательных» учреждений и организаций не понимали, чего от них хотят автомобилисты.

Еще одна крайность — туркменский пример. Год назад многих удивила новость на грани курьеза: в этой стране запретили (правда, негласно) машины черного цвета. Как сообщали местные СМИ, первое время под табу попали все транспортные средства, кроме белых.

Затем была новость, что иногородние автомобили не пускают в Ашхабад. Также могли остановить грязную машину, причем критерии оценки чистоты/запыленности были не ясны.

— Сейчас в нашем клубе уже 130 человек, хотя еще летом было 90, — продолжает Андрей. — Задумались о том, чтобы переместиться на бóльшую площадку — парковка возле ТЦ «Европа» вскоре не сможет вместить всех желающих. Очевидно, что с ростом интереса и, соответственно, количества таких автомобилей могут начаться притеснения.

«Не хотим, чтобы внезапно нюансы законодательства стали камнем преткновения. Когда по одному неудачному экземпляру „колхотюнинга“ судят о явлении в целом и на этом основании решают запретить»

А как у них? Примеры США, Германии...

Запреты на любой тюнинг часто обосновывают вопросами безопасности. Силились вспомнить, когда спойлер или аэрография привели к серьезному ДТП. Не вспомнили...

— Тем не менее разумные ограничения нужны, — полагают основатели клуба Base.

Взять, к примеру, аэрографию. В Беларуси рисунок на капот или двери вообще нельзя наносить (если это не реклама). Когда эта спорная норма принималась, она обосновывалась тем, что водители станут отвлекаться и попадать в аварии.

— Правильнее было бы использовать дифференцированный подход, — считает Андрей. — Например, запретить наносить на капот или двери большие изображения автомобилей, поскольку это может сбивать с толку других водителей.

По словам тюнеров, подробно изучивших особенности законодательства в развитых странах, в некоторых штатах США элементы тюнинга маркируют особым образом, мол, этот производитель сертифицирован.

В Германии существует четкий перечень ограничений на этот счет: запрещены любые переделки в выхлопной системе и двигателе, что влияет на выбросы. Не разрешается ставить тормоза, рулевое управление, шины, которые не предназначены для определенного транспортного средства.

— Но в каждом правиле есть исключения, — обращает внимание Андрей. — Можно поставить тюнинг-детали с соответствующей лицензией. В этот список входят спортивные обвесы, амортизаторы, тормозные колодки и так далее. После установки неоригинальной детали следует приехать на станцию TUV или Dekra (аналог нашей системы техосмотра) и внести изменения в техпаспорт.

— А если деталь плохо установят? — спрашивает Юрий Краснов. — Слышал, что в Европе надо вызывать специалиста, даже если хочешь просто поменять розетку. А тут транспортное средство...

— Есть мнение, что такие услуги следует выполнять в специализированных мастерских, — соглашаются наши собеседники.

Заметим, впрочем, что оригинальные элементы тоже могут быть установлены не всегда квалифицированным способом. Но это личная ответственность автовладельца или СТО, производившего работы.

— А если хозяин машины установит более мощный двигатель, а потом выедет, не умеючи управлять таким автомобилем, на дороги общего пользования? — задает типичный вопрос ведущий рубрики.

Речь зашла скорее о склонностях к агрессивному вождению. Но кто сказал, что этим страдают владельцы тюнингованных транспортных средств? Не раз в резких и необоснованных маневрах были замечены водители заурядных машин вроде Volkswagen Polo Sedan или Renault Sandero.

— Более того, я вам скажу, что настоящие тюнеры чрезвычайно щепетильно относятся к автомобилям, им важен внешний вид, а любое повреждение воспринимается как личная трагедия, — считает один из основателей клуба Base Анна Приказчикова. — Это образ жизни, проект, коллекция усовершенствований. Как можно ее разрушить?

Ребята видят выход в формулировании разумных правил, в которые бы вписывались качественные тюнинг-проекты. Однако это потребует вовлечения в систему техосмотра высококвалифицированных специалистов, которые могут дать объективную оценку произведенным изменениям и допустить / не допустить транспортное средство к участию в дорожном движении.

— Для начала хорошо бы, чтобы на какой-нибудь станции диагностики в Минске появилась такая услуга. Мастер мог бы проверять крепежи обвесов — на некоторых машинах это просто два самореза, вкрученные в стекловолокно. Или регулируемые рычаги, если говорить про Stance-направление. Это позволило бы отсеять реально опасные автомобили и не ущемлять интересы ответственных тюнеров, — полагает Николай Городничин.


— Качественный тюнинг — это техническое творчество, — подчеркивают основатели клуба Base. — Однако и без «колхотюнинга» никуда. Но мы не хотели бы, чтобы это явление ассоциировалось с аляповатыми спойлерами и в конечном счете подверглось бы гонениям. Если все упрется в запреты, то люди потеряют интерес и даже, не побоимся сказать, смысл жизни.

— Сразу заметно, что вы — люди увлеченные, взрослые и адекватно оценивающие ситуацию, — заключает Юрий Краснов. — Ну а трудности... Надеюсь, их удастся благополучно разрешить.

литые алюминиевые, R15'', ширина обода: 6'', PCD 100 мм, DIA 57.1 мм, ET 40 мм
литые алюминиевые, R17'', ширина обода: 6.5'', PCD 114.3 мм, DIA 67.1 мм, ET 46 мм
литые алюминиевые, R15'', ширина обода: 5.5'', PCD 114.3 мм, DIA 67.1 мм, ET 45 мм

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by