325
22 мая 2019 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка
Ностальжи по байкерским 90-м: о бабках, пафосе и драках

Сегодня отношение к байкерам испортилось, тогда как 20 лет назад встреч мотосообществ ждали с большим нетерпением. Некоторые из братств развалились из-за денег и борьбы за власть. Ну а пафос был всегда — мотоциклисты выпендривались в 90-х, продолжают так себя вести и сейчас. Таковы основные мысли, которыми поделился с нами столичный байкер Александр Лапковский. Он наблюдал за становлением мотодвижения в нашей стране с конца прошлого века, но почти всегда оставался в стороне от клубов — говорит, раздражали субординация и «денежные терки». Воспоминания нахлынули на мужчину благодаря снимкам 20-летней давности, которые наш фотограф нашел в архивах.

Первый мотоциклетный бум в стране, называвшейся еще БССР, случился в конце 50-х. Тогда военные стали продавать тяжелые мотоциклы, а гражданам с польскими корнями разрешили выезжать на ПМЖ к западным соседям. Люди стали продавать дома и скупать то, что можно вывезти, — транспорт. Гродненская область особенно быстро наводнилась мотоциклами. Но байкерское движение — такое, к которому мы привыкли, — родилось, конечно же, в конце 90-х. Один из старейших в стране тематических фестивалей — Brest Bike Fest International — был первым крупным событием в жизни белорусского мотосообщества. Впервые прошедший в 2000-м, фест успел приобрести статус культового. В этом году мотоциклисты собираются в 19-й раз проехать не одну сотню километров, чтобы попасть на него. О том, с чего все начиналось, мы и решили поговорить с Александром.

Предыстория. Фото 1997 года

— Парень с длинными волосами на фотках — вроде бы Саня. Оказывается, он всегда занимался «железом». Судя по снимкам, интересные вещи делал и из советской классики — на кадрах переделанный «Урал». Сейчас он профессионально занимается ремонтом Harley-Davidson.

— В те времена мне и 18 не было, но на мотоцикле уже катался. К тому моменту я сменил мопед, «Минск» и Jawa. Меня вдохновлял дядя Владимир — он занимался авиа- и судомоделированием, разбирался в радиоэлектронике. А после сам построил кастомный «Урал». Когда в мои студенческие годы мне понадобился нормальный мотоцикл, мы с отцом объездили множество хуторов в поисках живого «Урала». Попался слегка «уставший», но мы его восстановили и переделали под Harley. Помню, очень достойный байк получился — с ручным переключением передач на баке (ножное тоже было). А потом пошло-поехало. Сейчас я за рулем опять-таки кастомного мотоцикла. Но это Harley-Davidson — уже успел взять две награды на международных выставках. Ну а «в миру» занимаюсь пошивом дизайнерской обуви — в том числе и для байкеров.

Начало. Снимки 2001 года

— Судя по всему, на фотках слет на Минском море, который организовывали ребята из клуба Iron Brothers. Но это было не первое мероприятие в Беларуси. Первопроходцами все же были брестчане. Они отправились с мотопробегом потусить в Польшу, а вернулись с идеей — собрать байкеров на границе Востока и Запада. Так и родился Brest Bike Fest International.

— На чем тогда ездили? Была в основном переделанная постсоветская техника. Первым, кто пригнал из Польши Harley, был тоже брестчанин — по имени Рома. Вот это было событие! К тому моменту Беларусь уже начинала захламляться полуубитыми европейскими автомобилями из Европы — Volkswagen, Mercedes и другие. А вот мотоциклы никто не вез. Для понимания: свежий бэушный Harley-Davidson стоил 10 тысяч долларов, а в том же Бресте за эти деньги можно было позволить себе купить двухкомнатную квартиру.

— Узнаю Диму Хэнка по татухам. Был на первом столичном фесте и катается до сих пор. Только теперь татуировок стало больше. Сейчас у него набит череп на весь затылок. Хэнк был первым, кто привез в РБ иностранный мотоцикл. Это была Honda. Откуда он ее достал — из Японии или восточной России — история умалчивает. Но долгое время его так и называли — Дима Хонда.

— Наверное, это было золотое время: единение, дух мотосообщества. А может, просто моя молодость. Одно скажу точно — в эпоху, когда вся техника была недоступна, каждый слет был большим событием, можно было увидеть уникальные по тем временам байки. Сейчас больше пресыщенности, людей сложно удивить, сами мотоциклы стали дешевле. Мотосообщество перестало быть компанией довольно обеспеченных людей, не утративших с появлением денег духа свободы. Каждого потенциального члена клуба перед принятием тщательно «сканировали», выясняли факты из его прошлого. Движение было аполитично, прозрачно, не имело проблем с милицией. Молодые ребята на спортах, конечно, подпортили отношение к мотоциклистам — как со стороны органов, так и со стороны общества в целом. Но тогда и транспорта было не так много, поэтому интересы автомобилистов и байкеров сталкивались не столь часто. Нынешнее положение вещей, хочется верить, тоже недолговечно.

— Как раз продолжим тему взаимоотношений с милицией. На фото (посередине) — Валера Будкевич. Ему удавалось совмещать несовмещаемое — работать в УВД и руководить байкерами. Он был вторым президентом клуба Iron Brothers. В те времена многие вопросы он мог решить на словах, без штрафов, лишения прав и конфискации. И эти решения были действенными, имели нужный эффект.

Валерий Будкевич в 2013 году

Вот цитата из интервью с Валерием: «Когда Василий Бульбенков был начальником Минской ГАИ, он мне иногда звонил: „Валера, хулиганит тут твой мотоциклист. Его номер такой-то. Приведи ко мне на беседу“. Нас же было человек 50, все друг друга по профилю узнавали: во, это Харлик поехал, а это Роман Иванович. Приходили вместе, провинившемуся вставляли пистон. Человек выходил из кабинета с правами, но пунцовый. Не ругали особо, просто объясняли, в чем он не прав».

— А на этом снимке персонаж по кличке Фигура. Сейчас он уже не ездит — сильно поправился, ушел в бизнес — занимается оборудованием. Конечно, отошедших от дел хватает. Немало можно насчитать и развалившихся клубов — тот же Iron Brothers. На мой взгляд, это произошло из-за дележки денег, амбиций отдельных участников. Как и везде — интересы идейных людей сталкивались с финансовыми расчетами оппонентов. Я в свое время тоже запустил клуб Harley Riders, чтобы продвигать тему и бренд. Но со временем начались денежные терки, и я все забросил.

— Были ли стычки между клубами? Скорее нет — это не истории про подростковые битвы «двор на двор». Да, драки случались на слетах всегда. Но я лично спокойно относился к ним — повздорила пара ребят, настучали друг другу. Такого, чтобы «стенка на стенку», я не припомню. Это не американские банды на колесах. Пробиться воинственно настроенным международным клубам из США сюда не позволили местные же байкеры.

Современность

— Безусловно, сейчас мотоциклисты разобщены, нет такого дружного сообщества. Техники полно, людей тоже. Многие молодые ребята из Rolling Anarchy даже не знают, почему на эмблеме изображено три черепа. А это черепушки Цеслера, Ферэ и Романа Ивановича. Думаю, некоторые даже не узнáют основателей в лицо, если те явятся на слет. Основное отличие 90-х от нынешних времен простое — поменялись люди. Уже немногие готовы что-то предпринимать «за идею».

— Ну а пафос был всегда. На заре движения мотоциклы, как вы уже поняли, могли позволить себе обеспеченные люди. Клубы и слеты приносили еще больше денег. Очевидно, степень пафоса нарастала. Да и образ байкера связан с крутизной. Одни просто играют роль, другие хорошенько прониклись ею, а третьи забыли, что может быть иначе. Выпендриваться продолжают и сейчас — в том числе молодые. Беда лишь, что со вкусом порой бывают проблемы.


По словам Александра, дух старой школы все еще живет на брестском фестивале. Там никогда не было форматности и клубности — именно это и привлекает. Чистая тусовка единомышленников — как в старые добрые 90-е.

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка