37 886
569
19 сентября 2019 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков

«Литр масла загрязняет тысячу тонн грунтовых вод». Где «растворяются» 30—40 тысяч тонн «отработки»?

Масляное расследование нельзя было считать завершенным без освещения важнейшей темы и, увы, чуждой для определенной части белорусов. Некоторое время сомнительные канистры, имитирующие продукцию всемирно известных брендов, продолжали храниться на складе редакции. Мало ли — правоохранительные органы проявят интерес? Но нет... Во время инвентаризации возник вопрос: куда девать контрафактную жидкость? Хотелось поступить цивилизованно и не нанести ущерб природе. Пока искали ответ, выяснили, что культура обращения с отходами третьего класса опасности у нас на нижайшем уровне. Кто-то сжигает выработавшее свой ресурс масло, обогревая СТО или гараж, а кто-то вовсе выливает в канализацию... По самым скромным оценкам, ежегодно около 30—40 тысяч тонн «растворяются» в неизвестном направлении (на самом деле грязь остается в окружающей среде). А как должно быть устроено, показали на предприятии, занимающемся утилизацией моторного (и не только) масла.

Предисловие. 1 литр масла загрязняет 1 тысячу тонн грунтовых вод

Сложно говорить про тему экологии в обществе, в котором принято удалять сажевые фильтры, выработавшие свой ресурс, из выхлопной системы. Приоритетом пока остается голая экономия. Хотя все чаще люди задумываются о причинно-следственной связи между количеством машин, выхлопами и числом онкобольных.

А что насчет утилизации моторного масла? Об этом вообще мало говорят...

— Цифры ужасающие! — восклицает Дмитрий Могилевский, начальник отдела по связям с общественностью ИООО «ДВЧ-Менеджмент». Предприятие в промышленных масштабах занимается утилизацией масла. Туда мы обязательно еще съездим. — Даже если взять примерные подсчеты. В год в Беларуси потребляется 80—100 тысяч тонн масла. Как свидетельствует опыт развитых стран, в переработку должно попадать не менее 70—80%.

Но неумолимая статистика говорит, что на утилизацию в Беларуси в прошлом году поступило чуть более 12 тысяч тонн масла. А остальное? Куда деваются еще 3040 тысяч тонн?
Дмитрий Могилевский

— По нашим сведениям, есть два пути и оба они токсичны в прямом и переносном смысле, — эмоционально продолжает специалист. — Испокон веков считалось, что все в хозяйстве пригодится. «Отработку» принято было сжигать в печах, котлах. Так поступают и сейчас. Небольшая СТО за холодный сезон может сжечь три-четыре тонны масла. А таких предприятий — десятки и сотни по всей стране.

По правилам отопление «отработкой» допустимо. Однако есть условие: подобная печь должна быть оборудована установкой со сложной системой фильтрации и дожига. Но кто соблюдает требования?

Это только кажется, что масло после сгорания рассеивается в воздухе. Углеводороды никуда не исчезают, а циркулируют в окружающей среде, выпадая в виде осадков, проникая в почву, грунтовые воды и т. д. Приглядитесь как-нибудь на парковке: на каждом машино-месте — характерные пятна от технических жидкостей. Почему же они не исчезают, если все иначе?

— Во внешней среде углеводороды, сталкиваясь с другими веществами, вступают в реакции и образуют канцерогены. Риск заболеть онкологическими заболеваниями повышается, — отмечают специалисты.

Поразила статистика, которую приводили несколько лет назад эксперты: у детей в Минске почти в пять раз чаще диагностируют онкологические заболевания, чем в среднем в других регионах. Даже чаще, чем в Гомеле, который находится в двухстах километрах от Чернобыля!

В чем разница? Эксперты связывают число онкологических заболеваний в столице с загрязненностью воздушного бассейна города. В Минске на тысячу жителей автомобилей больше — и вредных выбросов тоже.

Еще один способ «черной утилизации» — слив в дождевую канализацию, ближайший водоем или просто на землю. Но позвольте, это примерно то же самое, что принять ванну, накапав туда предварительно «отработку». Просто в первом случае водные процедуры откладываются на неопределенный срок и коснутся многих других, ни в чем не повинных людей.

Считается, что один литр машинного масла загрязняет 1 тысячу тонн грунтовых вод! Каково?

Для наглядности специалисты показывают нам небольшой опыт: в колбу с чистой водой капают отработанным маслом (жидкость поступила из одного гаражного кооператива и очень загрязнена). На поверхности сразу образуется характерная пленка. Что если капель будет больше? В конце концов толстый слой черной субстанции полностью закупоривает воду, нарушая естественный баланс. Природа переработать такое не в состоянии.

— Масло в воде не растворяется, и происходит расслоение двух сред, — комментируют получившийся результат сотрудники лаборатории ИООО «ДВЧ-Менеджмент». — Существование микроорганизмов под такой пленкой ставится под угрозу. Конечно, со временем они могут приспособиться, но пока...

Собеседники вспоминают еще парочку оригинальных способов применения отработанного масла: бережливые автовладельцы смазывают им ворота гаражей, дачники обрабатывают обшивку домов от жучков и даже деревья. Это все равно что поставить колбу с ядом на обеденный стол...

— Передать использованное масло на переработку — цивилизованный и единственно правильный способ, — убежден Дмитрий Могилевский. — В Беларуси немного организаций, которые работают в данной отрасли. Наше предприятие едва ли не единственное в стране, которое может провести глубокую переработку моторных, гидравлических, трансформаторных масел в промышленных объемах. Для сравнения: в Литве таких организаций три, в Германии — семьдесят.

Промышленная база ИООО «ДВЧ-Менеджмент» находится в Крупском районе. Это место было выбрано для строительства завода неспроста: рядом трасса М1, железная дорога. Завод находится на равном расстоянии от Москвы и Варшавы, что важно для доставки продукции, которую производит предприятие.

Первый этап. Заготовительный пункт

Чтобы утилизировать моторное масло, ехать в Крупский район, конечно, не нужно. ИООО «ДВЧ-Менеджмент» работает с гаражными кооперативами, промышленными предприятиями, транспортными компаниями. Говорят, готовы приезжать в самые отдаленные точки — только не вредите окружающей среде.

Одно из основных звеньев системы сбора использованного масла — заготовительные пункты организации «Минсккоопвторресурсы». Наверняка вы видели вагончики, в которых принимают отработанные аккумуляторы, металлолом, картон... Там же можно сдать отработанное масло. Чтобы найти ближайший, достаточно зайти на сайт.

Выбрав удобную локацию, доставляем банки с сомнительным маслом на один из заготовительных пунктов. Дмитрий Могилевский, составивший нам компанию, активно участвует в процессе приемки: «Сначала требуется убедиться, что в канистрах действительно содержится масло. У заготовителей есть необходимый инструментарий, в том числе экспресс-тесты, с помощью которых это можно быстро определить».

Затем банки взвешивают. Это потребуется для дальнейших подсчетов. При сдаче «отработки» полагается компенсация — 15 копеек за 1 кг (не литр!). Сумма небольшая, но не в этом же дело.

Теперь заготовитель опустошает канистры, выливая подозрительную жидкость в специальную бочку. Тара оборудована поддоном. Это дополнительная мера предотвращает попадание опасной для окружающей среды жидкости (она квалифицируется как вещество третьего класса опасности) в почву.

Затем снова направляемся к весам, чтобы узнать массу тары. Выходит 1,2 кг. Простейший арифметический подсчет говорит, что за 8 кг масла нам заплатят 1 рубль 20 копеек.

Второй этап. Доставка на завод


Когда накопится достаточный объем, на заготовительный пункт приедет специальная машина — масловоз с насосом, который выкачает жидкость и отвезет на утилизацию.

— В нашем парке несколько масловозов, которые бегают по всей стране, заезжают в каждый уголок, — говорит Дмитрий Могилевский. — Это настоящие трудяги! В среднем каждый день автомобиль объезжает тридцать точек. Общие пробеги у машин по миллиону километров и более.

Чтобы договориться о заборе масла, достаточно оставить заявку на сайте или набрать с мобильного телефона короткий номер *5000.

— Это большой труд по предотвращению загрязнения окружающей среды. В странах Евросоюза такие предприятия, как наше, получают дотации, — приводит пример наш собеседник. — У нас же разговоры об этом только ведутся.

Третий этап. Что говорит лаборатория?

Технология по утилизации масел пришла из Израиля. Как-то на переговорах высокого уровня зашла речь о том, как обстоят дела с обращениями отходов такого класса в Беларуси. Чиновники стыдливо отводили взгляды, но поспешили исправиться. Несколько лет назад был заключен инвестдоговор, а в 2015-м открыли комплекс по переработке.

— Когда предприятие только открывалось, среди местных жителей ходило много чудаковатых слухов, мол, тут чуть ли не топливо от «Боингов» будут перерабатывать, — вспоминает начальник отдела по связям с общественностью ИООО «ДВЧ-Менеджмент». — Мы старались быть открытыми, приглашали: приходите, смотрите... Хотя аукается до сих пор. Недавно одна СТО слила отработанное масло в реку Бобр. Сразу поспешили обвинить наше предприятие, сколько мы ни говорим, что, наоборот, защищаем природу от такого варварства. Хорошо, что истину вскоре удалось установить.

Попав за забор предприятия, ничего подозрительного не обнаруживаем. Огромные резервуары, в которых хранится сырье. Скромный для промышленности цех переработки. Вокруг зелененькая травка, хоть в гольф играй!

Первым делом нас ведут в неприметное здание. Это лаборатория, сотрудники которой производят входящий контроль (обязательная процедура).

Самое грязное масло, говорят специалисты, поступает из гаражно-строительных кооперативов (ГСК). В пробах может содержаться песок, антифриз, дождевая вода. Даже дохлые кошки!

Исследуем пробы, определяем динамическую и кинематическую вязкость, содержание воды, кислотное число, наличие мехпримесей, температуру вспышки, — перечисляет заведующая лабораторией «ДВЧ-Менеджмент» Мария Статкевич. — Судя по полученным данным, обычно масло из ГСК поступает очень загрязненное, с пониженным кислотным числом, то есть полностью выработавшее свой ресурс.

Это проба отработанного масла, поступившего из гаражного кооператива. Обратите внимание на цвет!

Хуже, что «отработка» часто содержит антифриз, дождевую воду. Далеко не все гаражные кооперативы относятся к сбору отходов ответственно.

— Хранить «отработку» следует в маслоустойчивой емкости (металлической или пластмассовой), — рекомендуют специалисты. — Под емкостью должен находиться поддон. Крышка — закрыта, чтобы туда не попадала вода, снег, грязь. Нельзя смешивать масло с антифризом или тормозной жидкостью. Места хранения необходимо заасфальтировать.

Увы, чаще «отработка» поступает на завод в загрязненном состоянии, что требует дополнительное время и ресурсы для обработки.

Четвертый этап. Переработка: было масло  стал экспортный продукт

После того как сырье готово и лаборатория дала добро, начинается процесс переработки. Удивительно, но в цеху никого нет.

— Процесс переработки автоматизирован,  объясняет Дмитрий Могилевский. — За контролем производства следит начальник смены и несколько рабочих. Сырье из хранилища поступает по трубам, расположенным под землей. Затем начинается процесс переработки.

Позже в лаборатории нам продемонстрируют продукты: была грязная жидкость стала прозрачная, насыщенного цвета. Широкому кругу читателей узкоспециальные термины ничего не скажут, но для специалистов в области строительства или производства удобрений это все знакомые названия. Экспортоориентированная продукция быстро уходит за рубеж. На складах ничего не залеживается. Потому важно расположение предприятия, чтобы можно было быстро доставить продукт на два ближайших рынка  в Польшу и Россию.

Конечно, абсолютно все переработать нельзя. Есть вещества (всего 28 позиций), которые требуют захоронения на полигонах согласно инструкции по обращению с отходами.

— Но мы всегда ищем возможность переработать максимум, — заверяет Дмитрий Могилевский. — Некоторые субстанции оставляем, чтобы на будущих стадиях, после модернизации производства внедрить и, например, освоить новый продукт.

Как говорят на предприятии, перерабатывать нефтепродукты можно бесчисленное количество раз. Однако это требует деятельного участия рядовых пользователей — в первую очередь автомобилистов, членов ГСК, работников автосервисов.


— Утилизация моторного масла — это проблема не экологов, а общества в целом, — Дмитрий Могилевский высказывает мнение, с которым сложно не согласиться. — Говорят, что наша планета уже на 40% состоит из нефтяной линзы. Серьезный ущерб нанесен не только человечеству, но также растительному и животному миру. Такие проекты, как наш, рассчитаны не на год и не два. Это долгосрочная стратегия по превращению расходов в доходы.


Напоминаем, что в этом году на Onliner вышел цикл статей, посвященных масляному расследованию. Во время исследования выяснилось: ряд канистр, представленных на прилавках под видом продукции именитых производителей, поставлен на рынок малоизвестными компаниями и индивидуальными предпринимателями. Экспертиза выявила, что содержимое большей части подозрительных канистр не соответствует оригинальной продукции. Несмотря на отсутствие подробностей о действиях со стороны правоохранительных органов, мы знаем, что определенные меры были предприняты. Главным же итогом считаем общественную реакцию: автолюбители стали подходить к выбору более осознанно, а благодаря пользователям Onliner удалось выявить факты продажи подозрительного масла в каталоге и исключить недобросовестных участников рынка.

система обратного осмоса, производительность: 0.13 л/мин, количество ступеней очистки: 4
Снят с продажи
система обратного осмоса, количество ступеней очистки: 5
стационарная система "под мойкой", производительность: 2 л/мин, ресурс: 10000 л, количество ступеней очистки: 3

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков