690
28 октября 2019 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: auto.onliner.by, БАЭС, caves.by, dimid_by, instagram.com

То, что должно случиться с Немигой. Как в центре Сеула назло автомобилистам откопали реку

Мысль о том, что реку Немигу могут поднять из могилы, в общем инфопотоке прошла мимо внимания читателей. Однако это может стать переломным моментом в жизни города, его перспективного строительства. Судьба проекта, по сути, решит, каким будет Минск: удобным для прогулок или заточенным под автотранспорт. Когда-то такая же дилемма встала перед Сеулом, столицей Республики Корея. И там выбор сделали в пользу возвращения реки. Оказавшись в восточном мегаполисе в офисе корпорации SK, мы не могли не взглянуть на результат, как казалось когда-то, спорного решения.

«Чхонгечхон — ручей, который течет в центре Сеула и впадает в реку Ханган, — говорится в путеводителе, который раздают в каждом отеле южнокорейской столицы. — Это популярное место для отдыха усталых сеульцев и туристов. Ежегодный фестиваль фонарей освещает ручей каждый ноябрь». Ни слова о погребении, забвении и триумфальном возрождении. Ни намека на возражения автомобилистов, которые вначале лишились городской магистрали, а после оказались благодарны такому решению. Но именно история Чхонгечхона рассказывает, каким может быть позитивное развитие города, утопающего в автомобильном трафике.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от D I M I D V A Z H N I K (@dimid_by)

Чхонгечхон и Немига

Сеульский ручей в своем естественном виде существовал долгое время: как минимум с конца XIV века до конца 1950-х годов. После завершения в 1953-м корейской войны город стал переживать жуткое перенаселение. Люди бежали в большие населенные пункты в поисках работы, как обычно и происходит после серьезных потрясений. На фотографиях, уцелевших с тех времен, видно, что берега Чхонгечхона были заставлены шаткими лачугами, кварталы представляли собой настоящие трущобы. Как несложно догадаться, все отходы люди сбрасывали в воду. Ручей превратился в открытую канализацию.

Немига упоминается в «Повести временных лет» еще раньше, в 1067 году. На ней решили устроить сечу полоцкий князь Всеслав Брячиславич и сыновья Ярослава Мудрого из Киева. Дожила река в нормальном состоянии до 1926 года. Причиной ее погребения историки называют не бегство людей из сел в город от продразверстки и рост столицы, а постоянные разливы и подтопления во все времена года, кроме зимы. Горожане не хотели мириться с нравом реки и заключили ее в бетонные трубы.

Возвращаемся в Сеул. Чтобы не плодить антисанитарию, распространяемую Чхонгечхоном, ручей спрятали в бетонную трубу. В 1970-х трубу засыпали, сверху положили асфальт. Построили и второй этаж магистрали — эстакаду. Автомобилисты ликовали.

И вновь Минск. В 1950-х Немигу, частично еще проходившую в районе Грушевки, пересекавшую Извозный переулок возле здания городской ГАИ, похоронили полностью. При строительстве метро ручей вывели в коллектор «Центр», а слив направили в Свислочь. Все засыпали, сверху положили асфальт. Правда, ежегодных подтоплений все равно избежать не удается.

Вот и финал истории развития минской реки. О ее современном состоянии можно почитать в нашем репортаже из коллектора. Статья заканчивается словами «Даже в верхнем течении воды из природных истоков наверняка уже нет, ее заменили сточные воды и канализационные сливы. <...> Крайне сомневаемся, что минчанам понравится увидеть такую Немигу на поверхности». Но в Корее в аналогичной ситуации решили иначе.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Colorful scenery of Cheonggyechoen #서울야경 #일몰 #장노출 #야경 #포토클럽블리스 #청계천 #소니이미지갤러리 #ig_korea #koreabyme #seoul_korea #travel #landscape #sunset #longexposure #nightscape #nightview #f4f #a7iii #sonyalphasclub #colorful

Публикация от Hak-soo Lee (@wynn_hs)

Непопулярное решение

«Я еще помню, как здесь ездили машины, — говорит Чина, наша гид по Сеулу. — 2003 год — вроде бы совсем недавно — стал последним годом, когда по центру Чхонгечхона проехали автомобили. Это было непопулярное, скандальное решение. Тогдашний мэр города Ли Мён Бак (бывший сотрудник Hyundai) уже на второй год после вступления в должность принялся за реализацию проекта. Он вынашивал идею четыре года, просчитывал финансовые вложения (вышло 280 млн долларов) и наконец с одобрения Комитета по строительству подписал документы о сносе эстакады».

«Конечно, горожане запротестовали. В первую очередь на улицы вышли владельцы местных торговых лавок, — продолжает жительница Сеула. — Автомобилисты, которые раньше радовались трассе, как ни странно, негодовали не столь рьяно. Во-первых, дорога отделяла торговый район от офисного. Во-вторых, в молодежную моду стали входить респираторные повязки. Представьте уровень загазованности, если маски становятся фэшн-аксессуаром. Кроме того, за 30 лет эстакада порядком поизносилась. Тем не менее бастующих набралось немало. А бастуют у нас еженедельно — на дороге прямо напротив дворца президента».

Корейцы бастовали у президентского дворца и в день нашего визита

«Ситуация была щекотливой: Ли Мён Бак только недавно на выборах на пост мэра победил пропрезидентского кандидата, и тут такая реакция — прямо под окнами дворца, — Чина украшает рассказ политической подоплекой. — Тем не менее ручей Чхонгечхон за два года был откопан. Естественной воды было недостаточно, водоем стали пополнять искусственным образом. Буквально сразу после открытия сквера горожане в целом, а особенно офисные работники, влюбились в новый сквер. В 2008 году Ли Мён Бак стал президентом страны».

Что получилось в итоге?

В первую очередь изменилась экология. Обойдя стороной сложные вычисления содержания CO в воздухе, можно привести яркий факт: в жаркое время в районе ручья стало прохладнее примерно на 3 градуса.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от [H]ot [P]ictures [K]orea (@hotpickorea)

Люди потянулись к ручью. В Корее принято приходить в офис за час и подолгу задерживаться после работы, а у сотрудников близлежащих небоскребов появилась возможность гулять в обед. Многие едят прямо на берегу. Цены на аренду офисов заметно возросли. Местные торговцы, еще недавно бастовавшие, ощутили прилив покупателей.

Мелкий Чхонгечхон превратился в туристическую зону. Ручей среди небоскребов — где еще такое увидишь? Здесь постоянно проводятся фестивали, выставки. Вот, например, инсталляция с носорогом из жестяных банок и скамейкой из металлических мисок.

Прямо у воды растут деревья и кустарник, чуть дальше обустроены дорожки для пешеходов. Выше, где проходит основная ландшафтная линия, имеются (слева направо): тротуар, местами велодорожка, две полосы для транспорта со скоростным ограничением в 50 км/ч (а где-то и 30 км/ч), еще один тротуар.

Это все прекрасно, но что с транспортом? Куда подевался и без того немалый трафик? Очевидно, поток людей не исчез. Но он удачно переформировался: горожане стали более активно пользоваться метро и автобусами. Вышло, что на личной машине там просто нечего делать — там нужно гулять. Вот как выглядит улица в квартале от Чхонгечхона — для сравнения с прохладным ручьем.

Энциклопедия утверждает: «Снос скоростной автострады в центре Сеула ускорил движение по городу, что было рассмотрено как реальный пример парадокса Браеса». Под этим сложным термином стоит понимать простую формулу: «увеличение полос может снизить скорость перемещения из точки А в точку Б, если водители сами выбирают маршрут».

Так что с Немигой?

История циклична, а корейский опыт — удачный, такой, который действительно хочется повторить. Скептики уверяют, что от Немиги мало что осталось — воды даже на ручеек не хватит. Но в Сеуле это не стало проблемой, легкое течение создали искусственно. Ведь главное — это символ. Попробуйте вспомнить какую-либо более яркую ассоциацию с Минском, нежели слово «Немига». Специалисты считают, что с точки зрения туризма это главный бренд белорусской столицы.

«Мы хотим превратить ее не в убитую машинами улицу, а в приятное место для горожан, для велосипедистов и пешеходов, — говорит Юрий Важник, председатель БАЭС. — Сейчас там шесть полос в обоих направлениях. Представьте: одна полоса — общественному транспорту, другая — велосипедисту, третья — самой реке и местам для прогулок. Но из-за стереотипов воспринять этот план очень сложно, постоянно спрашивают: „А где поедут машины?“ Ответ — где-нибудь в другом месте. Это будет переломный момент в развитии города».

Первый шаг на пути — устройство велодорожки на месте крайних правых полос по обеим сторонам улицы. От торгового дома «На Немиге» уже поступил запрос на преобразование пустующей стоянки под козырьком.

Благодарим за помощь в подготовке материала компанию «Армтек», которая является официальным поставщиком моторных масел ZIC.
За организацию поездки благодарим «СК Лубрикантс Рус», представителя бренда ZIC в России и Восточной Европе.

взрослый/подростковый (макс. 110 кг), до 25 км/ч, мощность 250 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, вес 12.5 кг
взрослый/подростковый (макс. 120 кг), до 30 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 6 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 12 кг

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by