Виновники смертельного ДТП — фонарь и погода. Неординарные выводы одного дела по «водительской» статье

1076
08 апреля 2020 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка, rul.by

Виновники смертельного ДТП — фонарь и погода. Неординарные выводы одного дела по «водительской» статье

Говорят, в стране выносят минимальное количество оправдательных приговоров. Чаще их функцию выполняют амнистия либо просто недоведение до суда еще на стадии следствия. Сегодня речь пойдет именно о втором. Мы привыкли слышать во время заседаний по «водительским» делам (ст. 317 УК РБ) стандартные фразы «при выборе скорости водитель должен учитывать погодные условия», «при возникновении препятствия водитель обязан немедленно принять меры». Однако в этом деле данных выражений нет — что и кажется необычным, если не сказать уникальным. В конфликте водителя и погибшей на переходе женщины-пешехода усмотрели решающее воздействие третьих сил — фонаря и погоды.

Что случилось?

Официальная первичная информация об этом происшествии появилась в стандартной сводке УГАИ МВД от 23 сентября прошлого года. «За прошедшие выходные в республике произошло 547 ДТП с материальным ущербом, — начиналась она. — Совершено 30 ДТП, в которых 4 человека погибли». Сейчас на искомой странице официального сайта МВД указаны подробности двух происшествий, хотя ранее было и третье — то самое, случившееся на гомельской трассе М5. Один из сайтов сделал полную копию сообщения, только там информация и сохранилась. Изначально сводка выглядела несколько иначе.

Информация о третьем ДТП такова: «21.09.2019 около 19:30 в Пуховичском районе на 26 км автодороги М-5 „Минск — Гомель“ при движении в направлении г. Минска 34-летний житель Марьиной Горки, управляя автомобилем Volkswagen Polo, совершил наезд на 60-летнюю минчанку, пересекавшую проезжую часть дороги по обозначенному нерегулируемому пешеходному переходу. Пешеход погибла».

Поиск матери

Игорь — сын погибшей женщины. По его словам, он узнал о субботней трагедии только во вторник: «На выходные мама поехала на дачу под Привольным, в садовом товариществе „Караси“. Но в воскресенье вечером не вернулась. Я не придал этому особого значения — мало ли решила остаться, посидеть с соседками? Но и в понедельник ее все не было, а телефон был недоступен. Я сам из Минска поехал на дачу. Не найдя никого в домике, пошел к соседке. Та сказала, мол, мама ушла еще в субботу вечером, проработав на земле весь день. Вспомнила еще, что предлагала матери остаться на вечер, выпить и пожарить шашлыки, но получила вежливый отказ — мама была настроена поехать в магазин за диваном. Ее путь к остановке пролегал через трассу, поэтому она всегда носила на сумке фликер. Я заподозрил неладное».

После того как в скорой Игорю ничего не подсказали, молодой человек отправился в милицию: «Описал ситуацию, попросил проверить, не поступала ли к ним мама. Милиционер через какое-то время передал номер сотрудника СК из Марьиной Горки. Я сразу же набрал. На другом конце провода мужчина сообщил, что сейчас занят и не готов говорить в нерабочее время. Я позвонил в „дежурку“, передал слова следователя. В дежурной службе после очередного описания всех известных мне подробностей сухо сказали, мол, приезжайте завтра в 8 утра — забирайте тело».

«Вскоре состоялась встреча с тем самым следователем, с которым я говорил по телефону, — продолжает сын погибшей. — Тон беседы, как мне показалось, можно передать словами „водитель хороший, плохие дорожники“. Я спросил, почему меня не поставили в известность, как только установили личность мамы, можно же было сообщить участковому, в МВД. В ответ следователь попросил не учить его работать и сообщил, что дело вообще передано в Минск. Я был как минимум удивлен: зачем тогда меня в такое нелегкое время вызвали в Марьину Горку? На это следователь лишь предложил встретиться со сбившим маму водителем. Я согласился на встречу. Мужчина говорил, что виноват и признает это, что смотрел по сторонам, однако пешехода не увидел».

Авария глазами водителей и экспертов

Что именно произошло в тот вечер, водитель Юрий (1984 г. р.) рассказал в деталях следствию. Приведем цитату из допроса:

«На Volkswagen Polo двигался по трассе Минск — Гомель в сторону столицы. Машина принадлежит другому человеку, сдается в аренду таксистам. В салоне авто находился один. Ехал около 80 км/ч, впереди заметил нерегулируемый переход и движущегося по нему слева направо пешехода. Из-за плохих метеоусловий знаки, разметку и самого пешехода увидел в последний момент, потому не смог своевременно снизить скорость и избежать наезда. После ДТП остановился на обочине и сообщил о случившемся в экстренные службы. По результатам освидетельствования был трезв».

Свидетель, управлявший Peugeot 307, дополнил, что Volkswagen ехал перед ним в правой полосе, в левой находился Citroen C5. Все двигались со скоростью около 80 км/ч. Водитель заметил, как едущий впереди Volkswagen стал резко снижать скорость и остановился. Он также притормозил и увидел лежащего на дороге человека, но самого момента столкновения не видел. На улице была дымка и морось. На встречной полосе было интенсивное движение, из-за чего поднималась влага и дорожная грязь. Фонарное освещение не работало. Автомобилист на Citroen дал аналогичные показания. Установить других свидетелей и очевидцев не удалось.

Причиной смерти женщины эксперты назвали множественные травмы головы, позвоночника, внутренних органов. В крови погибшей был обнаружен этиловый спирт. Состояние Volkswagen до происшествия признано технически исправным. Эксперты не исключают, что наезд произошел в пределах разметки «Нерегулируемый пешеходный переход в месте повышенной опасности».

Эксперимент и расчеты

Игорь утверждает, что следственных экспериментов было два. «Я присутствовал на первом, — говорит он. — Проезжую часть полили водой, спрашивали, настолько ли темно, как было в вечер происшествия. Свидетели уверяли, что было темнее. Но все же ждать не стали, провели замеры расстояний. Позже свидетели указали, что эксперимент был проведен некорректно. На второй эксперимент меня не пригласили».

В материалах дела указаны результаты эксперимента от 23 декабря прошлого года. Согласно им видимость техсредств, обозначающих переход (очевидно, речь о знаках), наступала на расстоянии не более 52,1 метра, а пешехода можно было видеть не ранее чем за 22,2 метра.

Попробуем повторить стандартные расчеты, которые обычно проводят при таких делах. Озвученная водителем и подтвержденная свидетелями скорость Volkswagen в 80 км/ч — это 22,2 метра в секунду. То есть от появления возможности видеть человека до момента наезда прошла 1 секунда. Нормативное время реакции водителя — 0,8 секунды (в темное время суток больше). Исходя из этих данных можно предположить, что автомобилист не имел возможности среагировать на появление человека.

Однако в ПДД говорится не только об обязанности водителя немедленно снизить скорость при возникновении препятствия (пункт 87.2). Есть еще довольно неоднозначный пункт 116: «При подъезде к нерегулируемому переходу водитель должен двигаться со скоростью, которая позволит при необходимости уступить дорогу пешеходам». Во многих уголовных делах он интерпретируется по типу «раз произошел наезд, значит, скорость не позволяла уступить». Но только не в рассматриваемом случае. Тем не менее можно провести расчеты исходя из расстояния, при котором наступила видимость техсредств, обозначающих переход, — 52,1 метра. Это расстояние машина на скорости 80 км/ч преодолеет за 2,34 секунды (52,1 м : 22,2 м/с = 2,34). Отнимем те самые 0,8 секунды на реакцию, и у нас останется 1,54 секунды. Это время, за которое водитель согласно ПДД должен был снизить скорость. Фиксированное значение тормозного пути для легковушки в сухую погоду со скорости 80 км/ч — 41,9 метра (при мороси расстояние будет больше, как и длина остановочного пути).

«Даже если предположить, что избежать наезда не было возможности, то почему 80 км/ч считают константой? — недоумевает Игорь. — Ведь если водитель бы притормозил, заметив знак „Переход“, последствия удара были бы не столь фатальными. К тому же он сам мне признался, что дорога ему хорошо знакома и он ездит мимо этого перехода каждый день на работу и обратно».

Причина — в фонаре и погоде

В итоге следствие пришло к выводу, что техническая возможность остановиться до перехода у водителя отсутствовала. Также указано, что с его стороны не были нарушены пункты ПДД: 9.9. Водитель обязан уступать дорогу пешеходам на нерегулируемых пешеходных переходах; 87.1. В темное время суток скорость движения должна позволять водителю остановить ТС в пределах видимости дороги; 91.2. Водителю запрещается превышать скорость движения, установленную знаком «Ограничение максимальной скорости».

Основные заключения следствия таковы: «Причиной ДТП явился выход из строя фонарного освещения, а также неблагоприятные погодные условия. Фонарь не работал из-за разрыва кабеля, о чем стало известно только после аварии. Водитель не мог своевременно распознать знак „Пешеходный переход“ на фоне других знаков, он нечитабелен. По выявленным нарушениям внесено представление в „Минскавтодор-Центр“. Нарушений со стороны водителя по выбору скорости по условиям видимости, состоящих в причинной связи с ДТП, не усматривается. Несоответствий требованиям ПДД нет, состав преступления отсутствует».

Возможно, защитники автомобилистов выскажутся в поддержку такого решения, но Игорь считает его несправедливым. «Человека насмерть сбили на переходе и никто не виноват?» — негодует он. В данном случае стоит задать вопрос, почему в других типичных «водительских» делах фигурируют обвинения, основанные на нарушении пункта 116 ПДД («При подъезде к нерегулируемому переходу водитель должен двигаться со скоростью, которая позволит при необходимости уступить дорогу пешеходам») или, например, пункта 87.2. («При возникновении препятствия или опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он обязан немедленно принять меры к снижению скорости движения, вплоть до остановки»)? Еще конкретнее: почему в других делах это считается основой обвинения, а в этом деле — нет? Примеры не взяты «с потолка». Нарушение пункта 87.2 стало основой обвинения в хрестоматийном уже деле Матуса, когда наезд произошел на трассе вне перехода.

Очевидно одно — наземным нерегулируемым переходам не место на межобластных скоростных трассах.

Читайте также:

 

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка, rul.by
Без комментариев