Перекрыли Немигу — и что изменилось? Так может, обратно и не открывать?

18 января 2022 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Тарналицкий

Перекрыли Немигу — и что изменилось? Так может, обратно и не открывать?

Возможно, тема упавшего моста уже успела набить оскомину. Многие столичные автомобилисты успели приноровиться к изменениям в городе: кто-то поехал в объезд по первому или второму кольцу, кто-то освоил новый маршрут. В часы пиковой нагрузки оценка пробок не превышала 7 баллов — это меньше, чем вечером любой пятницы летом. По ощущениям, коллапса не случилось. (Если в вашем конкретном случае произошла транспортная трагедия — пишите.) В обстоятельствах, когда «несчастье помогло», мы не могли не вспомнить давнюю мечту урбанистов — сделать Немигу пешеходной, оставив это пространство людям, а не машинам. Что, если после внезапного закрытия движения на центральной улице его просто взять и не открыть обратно?

Где гулять, тратить и зарабатывать?

Европейские города, чья история приближается к 1000-летней отметке, во многом схожи. Есть кольца или объездные дороги, пронизанные магистралями (диаметрами), а есть центр. В этом центре стоит условно выделить туристическое ядро — место, где хочется гулять и тратить деньги. Специалисты подсчитали, что в Минске его диаметр составляет 0,5 км. При том что диаметр МКАД — около 15 км.

Теперь давайте сравним с другими городами. Есть богатая на красивые памятники архитектуры Прага с ядром в 3 км. В не менее впечатляющей Вене — 1,5 км, в немецком Мюнхене — 1,4. Подчеркнем, население городов сопоставимое: в Минске и Вене — 1,9 млн человек, в Праге — 1,3, в Мюнхене — 1,5.

Глядя на карту, становится понятным, почему для сравнения с нашей столицей стоит обратить внимание на центр Баварии. Мюнхен тоже построен по радиально-кольцевой схеме.

Но стоит увеличить масштаб карты, как сразу станет очевидным главное отличие. В немецком городе нет магистралей, проходящих через ядро насквозь. Там нет транзитного трафика через центр. А вот пр. Независимости в Минске как магистраль использует более 95% транспорта. Это примерно 7 тыс. авто в час пик и 100 тыс. машин в сутки. Если у нас центр разлинеен многополосными проспектами, то в Мюнхене строят «узелки» и уводят поток на кольцо.

Очевидно, проезжающая через центр машина не дает городу заработать, а туристу — насладиться прогулкой. Поэтому специалисты предлагают такой автомобиль остановить, перенаправить его по другому маршруту, а ядро максимально предоставить пешеходу.

Воплощением этой идеи и стало перекрытие Немиги. Безусловно, случайным и чрезвычайным, тем не менее это произошло.

Насколько все критично с перекрытием?

Итак, мост упал, Немига оказалась отрезана от транспортной сети. В первый будний день после обрушения мы внимательно следили за ситуацией в городе. «На глазах вырастали пробки там, где раньше их не было», — писали пользователи. Например, появился затор на пр. Машерова от ул. Кальварийской и почти до Сторожевской. Та же картина наблюдалась на подъездах к нему: по Победителей и по Тимирязева. Стала и Романовская Слобода в направлении Городского Вала, и пл. Якуба Коласа, и пр. Независимости со стороны Московской до Комсомольской.

Бесспорно, в тот понедельник даже самые пунктуальные работники могли опоздать. Но то был первый день, когда все перестраивались. Впоследствии пробки не достигали и 7 баллов. Проблемы стали локальными: потоки перераспределились, а многие светофоры продолжили работать как раньше, с прежними схемами регулирования. Специалисты Белорусской ассоциации экспертов и сюрвейеров на транспорте (БАЭС) участвовали в анализе ситуации и разработке временной схемы движения, использовали съемку с высоты. Оказалось, наибольшие проблемы наблюдаются на следующих узлах:

  • ул. Городской Вал — пр. Независимости;
Фото: БАЭС
  • пр. Независимости у Октябрьской площади;
Фото: БАЭС
  • пр. Машерова (от ул. Даумана до пр. Победителей).
Фото: БАЭС
Фото: БАЭС

А вот на перекрестке Романовская Слобода — Немига ситуация далека от критичной.

Фото: БАЭС

«Конечно, изменение организации движения такого масштаба и практически без подготовки не может не вызвать локальных заторов и других транспортных неудобств, особенно в часы пик. Но эти пробки могут быть упорядочены без больших трудностей и затрат, — замечает Юрий Важник, председатель БАЭС. — Как минимум необходимо перенастроить светофоры. Дать выросшим потокам больше зеленого сигнала. Условно: забрать пару секунд на ул. Богдановича, где трафик снизился, и перекинуть их на первое кольцо. Выйдет с каждой стоп-линии по две-три машины с полосы. Так можно создать дополнительную пропускную способность. Стоит перенаправить и „зеленую волну“ — она уже не так нужна на Богдановича, зато необходима на Машерова».

Кроме того, надо снижать трафик в «больных» местах. Специалисты называют это управлением транспортным спросом. Примечательно, что в случае ЧП с мостом отчасти задействовали старую схему перенаправления потоков, опробованную еще в 2019 году во время Европейских игр в столице. Правда, использовали ее не полностью. Например, нигде не были предложены схемы поведения водителей, живущих в разных микрорайонах города, по выстраиванию оптимальных маршрутов. Вот как это выглядит на презентациях:

Есть вопросы и к навигаторам. Тот же «Яндекс» выстраивает маршруты только по параметру «Время в дороге», без учета оптимальных путей, безопасности и экологии. Классический пример — совет поехать через центр, а не по кольцу.

Существует даже четкий план по оптимизации организации движения. На схеме он выглядит так:

Что изменится с обновленным мостом?

Городские власти пообещали возвести новый путепровод в течение месяца, демонтаж закончили накануне выходных. Но будет ли нужен этот мост, когда светофоры перенастроят и 7-балльные пробки превратятся в обычные заторы на 5—6 баллов? Возможно, эта мысль бы и не возникла, если бы уже не была готова концепция пешеходной Немиги. А она есть, и мы неоднократно о ней писали.

Более того, почти 48% из опрошенных нами в 2019 году пользователей проголосовали за запрет автомобильного движения на месте «погребенной» реки, чье имя упоминается в «Повести временных лет» за 1067 годом. (Для тех, кто не знает, — Немигу похоронили в бетонных трубах только в 1926-м.) За сохранение трафика отдал голос 31% респондентов. Будет интересно взглянуть, как изменилось мнение пользователей спустя два года — новый опрос можно найти в конце этой статьи.

На данный момент известно, что при перезапуске моста намерены устроить дополнительную полосу на ул. Немиге. Правда, наука утверждает, что это решение бесполезно. Есть даже термин — парадокс Браеса. Говоря простыми словами, он гласит: «увеличение полос может снизить скорость перемещения из точки А в точку Б, если водители сами выбирают маршрут».

У Минска также есть негативный опыт. В 2018 году на пр. Независимости повысили пропускную способность в 1,5 раза. Как думаете, насколько возросла интенсивность движения? В те же 1,5 раза. И этот эффект закономерен для любого города: больше пропускной способности — больше автомобилей. Ситуация не улучшается.

Так стоит ли открывать Немигу обратно?

Можно подумать, что идея закрыть Немигу утопична. Однако мировая урбанистика знает положительные примеры. Один из них — ручей Чхонгечхон в центре Сеула, столицы Республики Корея. В свое время этот проект предопределил, каким будет густонаселенный город: удобным для прогулок или заточенным под автотранспорт. Такой выбор неизбежно предстоит сделать и в Минске. Сеульский опыт показал, что транспортный поток переформировался: горожане стали более активно пользоваться метро и автобусами. Вышло, что на личной машине в том месте просто нечего делать — там нужно гулять.

Еще один аспект — рост туристического потока и бизнеса. У Чхонгечхона стали появляться кафе и магазинчики. Более того, возросли цены на аренду офисов, что является еще одним показателем популярности места.

Плюс экология — в жаркое время в районе сеульского ручья стало прохладнее примерно на 3 градуса, заметно снизилось содержание CO в воздухе. Если думаете, что вопросы экологии неактуальны для белорусов, задумайтесь над двумя фактами. Первый: дети-минчане больше подвержены риску онкозаболеваний дыхательных путей, чем дети из чернобыльской зоны (по результатам исследования БАЭС и Белорусской иридологической ассоциации). Второй: самым «грязным» местом в Минске является не улочка близ МТЗ или ТЭЦ, а ныне закрытая парковка под ТЦ «На Немиге».

«Мы хотим превратить Немигу не в убитую машинами улицу, а в приятное место для горожан, для гостей, для туристов. Чтобы по всему миру спрашивали: „А вы были в Минске на Немиге?“ — говорит Юрий Важник. — Сейчас там семь полос в обоих направлениях, 25 метров сплошного асфальта. А представьте: только нарядный общественный транспорт, множество довольных людей и вечная речка Немига. Из-за стереотипов воспринять этот план кому-то сложно: „А где поедут машины?“ Ответ — там, где они не мешают людям. Это будет переломный момент в развитии города».

Опрос

Пусть финалом этой статьи станет опрос. Видите ли вы будущее Немиги без машин с учетом вынужденного опыта последних недель?

Нужно ли сделать Немигу пешеходной?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь

Auto.Onlíner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Тарналицкий