«Ай, проще самому сделать». Почему пенсионер платит «дорожный налог» и сам засыпает ямы на проезжей части
400
20 июня 2018 в 8:00
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
«Ай, проще самому сделать». Почему пенсионер платит «дорожный налог» и сам засыпает ямы на проезжей части

Встречные машины мигают фарами: впереди засада. Несколько едущих передо мной автомобилей судорожно перестраиваются в левый ряд, им срочно понадобилось что-то в проулке, под лопухами. У водителей без техосмотра есть разные способы обходить ловушки, все знают про эти читы (а лучше всех — ГАИ). Пока самые идейные аргументированно объясняют, почему перестали проходить ТО (и, соответственно, платить «дорожный налог»), Леонид Иванович из агрогородка Урицкое просто заделывает дорожные ямы как умеет. Едем к нему спросить — зачем???

Что происходит?

«Ты платишь — и что получил?»

Знакомый журналист из большого издания как-то написал прочувствованный текст про «дорожный налог». Прочитав, я и сам поверил, что непременно надо платить. А недавно пересеклись на каком-то выездном мероприятии. Интересуется: «Ты когда ехал — эти на выезде из города стояли?» Оказывается, сам не платит, объезжает посты. Нельзя мне быть таким наивным...

Идеологи протеста поджимают с разных сторон.

— Вот ты платишь — и что получил? — укоризненно клевещет знакомый автомобилист, наблюдая с пассажирского места, как я переваливаюсь по кочкам.

— Это просто туровский мост виноват, туда все дорожные деньги ушли, — неумело отбрехиваюсь. — И вообще, дорога плохая не потому, что я заплатил, а потому, что ты не платишь. Вот!

И горделиво ухнул правым передним в яму.

Пассажир обиженно замолкает, но вскоре отзывается на очередной толчок снизу:

 ...Хрен его знает. Но вроде как-то резко все ухудшилось и развалилось, как раз за последние пару лет.

Он, как и многие водители Гомельщины, видит философскую связь между введением пресловутого сбора и тем, что происходит в последнее время с дорогами. Доказать не может, но сердце не обманешь, оно чует некую закономерность.

Благо живем в цивилизованном мире, придуманы способы обхода ловушек. Так и ездим по лопухам, слушаем интернет-радиостанции…

Яма

До центра агрогородка Урицкое, что под Гомелем, добираемся по какой-то грунтовке. Вроде бы когда-то тут был асфальт, но потом перестал быть. Эту дорогу теперь объезжают по обочине.

Дальше — ямы, дыры, торчащие или утопленные люки вперемешку с нормальными улицами... В одном месте замечаем дорожную технику (людей не видно), попадаются участки с новым покрытием. В общем, ничего уникального, похожая картина в тысячах деревень и городов по всей стране.

Необычность в другом. Все Урицкое некоторое время восхищалось подвигом человека, который однажды встал, подпоясался и сам занялся починкой дорог. О необычной инициативе сообщил местный паблик. В комментариях люди написали «Крутой пацан!», припомнили, конечно, дорожный налог, наставили лайков. На этом и успокоились, пошли по своим делам.

К школе ведет бульвар без единого дерева, но с красивыми полудикими цветами. Говорят, с год назад тут обновили асфальт.

На перекрестке торчат покосившиеся знаки перехода.

А вот и та самая знаменитая яма (бывшая) — там, где дорога уходит во дворы.

Отправляемся искать героя, заранее нафантазировав себе бодрого активиста с буйной гражданской позицией. Наверняка же гневно отказался платить «побор», раз решил самостоятельно чинить себе дороги.

Надо больше мусора!

В действительности «крутой пацан» оказывается седым спокойным пенсионером. Слегка удивившись такому вниманию, накидывает футболку:

— Ну идемте, засыплем яму. У меня там есть как раз...

Оказывается, тут не в одной заделанной ямке дело. Он их по всей деревне истребляет не первый год. Тихо, без пафоса, отчетов о проделанной работе и рекламных статей на газетный разворот. Но ямы наступают, их больше.

Леонид Иванович всю жизнь работал на настоящей работе, ни дня в офисе не просидел. 25 лет в «Газпроме» — север, лес, болота, вагончик и все вот это. Всю Беларусь газифицировал. Специальностей приобрел больше, чем пальцев у нас вместе взятых — и тракторист, и токарь, и сантехник, и каменщик, и все остальное.

Зачем яму засыпал?

— Да надоело, разбил себе всю подвеску, — как бы оправдывается автомобилист. — И там еще ребенок на велосипеде упал...

В багажнике у пенсионера давно прописался нехитрый комплект: лопата, топор, мешок, подстилка, чтоб не изгадить салон. Основной стройматериал — строительный мусор. Одна проблема — никакого мусора не хватает, чтоб засыпать все выбоины агрогородка.

— Если где ремонт в квартирах делают, так я собираю то, что остается. Это чтоб никто претензий не предъявил, что уворовал где-то. Многие уже знают, что мне нужно, ставят специально. Вон как раз человек оставил.

Ему нужно... У мусорных баков поодаль белеет мешок с остатками засохшего цемента. Едем забирать дефицитный дорожный материал.

— Но не вы же должны это делать!

— А кто? — удивляется Леонид Иванович. — Вот, например, мусорный ящик поломан. Я б, может, и заварил сам, да сварочного аппарата нету. А раз я не заварил, он так и останется стоять. Просто душа болит, когда бардак.

— Есть же сельсовет, ЖКХ, дорожники, прочая советская власть.

— Ай, я не выяснял, кто должен этим заниматься. Раньше тут женщина была председателем сельсовета, теперь вроде другой пришел. Но если яма прямо под самим сельсоветом — так кому на нее жаловаться? Будут отправлять друг к другу — «то не мое», «это не мое». В общем, в этом всем разбираться — только время терять, проще самому сделать.

Никого не обвиняет, благодарностей не ждет

Технология простая: загрузить материал в багажник — отвезти на место — высыпать — разровнять ногами и колесами.

На этот раз окаменевший раствор надо еще раздолбить обухом.

— Соседи как относятся? Да нормально, я ж не хуже делаю.

Леонид Иванович из тех, кто платит «дорожный налог». Он же, как может, ремонтирует дороги. Эти два факта, как ни странно, не вызывают у него особого диссонанса. То есть понимает, что, возможно, что-то тут не так, но считает, что проще что-то делать самому, чем возмущаться в воздух. Расстраивает лишь, что ездит на машине только летом, а платить надо за целый год.

— Может, раздать водителям по куску дороги и пусть заделывают, как вы? — нам не терпится привести общество к совершенству.

— Да, так и надо сделать, — машет топором, ухмыляясь. Потом все же не выдерживает: — А вообще, я в Италии, Чехии, ФРГ был. Ну почему у них куда ни съедешь с большой дороги — везде нормально? А мне пенсии не хватило налог заплатить — и такое.

По Урицкому тут и там белеют засыпанные ямы — это работа Леонида Ивановича. Но не со всем он может справиться. Повез на экскурсию по деревне.

— Вот смотрите, люк на повороте. Его подняли недели две назад, готовились, видно, асфальт класть. Так и торчит с тех пор, не объедешь! На нем ночью подвеску оставить — запросто.

Те самые деревянные столбы со знаками перехода — тоже забота Леонида Ивановича.

— А, это зимой повкапывали, да они повалились. Так я поправил.

Снова покосились — подошел, выровнял.

На переходе очередной проблемный люк, на этот раз «утонувший», гроза автомобилистов. Леонид Иванович смотрит на него с досадой:

— Засыпать бы тоже, но нельзя, наверное...

Пенсионер никого ни в чем не обвиняет, обличающих речей не знает, благодарностями не интересуется.

И популярности не ищет. Другой бы бешено постил видео со своими подвигами, рвал в лоскуты соцсети, зарабатывал миллиарды на рекламе модных ридикюлей и каких-нибудь смесей для заделывания дыр. Записался бы в борцы за справедливость и купил бы красные рейтузы с черным плащом... Леонид Иванович вообще не разбирается в промоушене.

Молча засыпает ямы.

Все идет по плану

Сельсовет находим по той самой яме, которую упоминал пенсионер.

Внутри покой и прохлада. Ни души. Только в приемной притаилась советская власть.

Председатель сельисполкома Владимир Еремич немногословен: дороги не в самом плохом состоянии (это действительно так, мы видали и хуже), ремонт осуществляется в соответствии с планом. Про яму у парадной лестницы знает — да, надо исправить. В соответствии с планом.

Спрос с сельсовета и правда невелик, деньгами все равно распоряжаются где-то выше. (Зачем нужен такой орган власти — отдельный вопрос.) Не даром Леонид Иванович давно махнул на это дело рукой или что там у него.

«Куда деваются наши деньги?»

Дороги внутри населенных пунктов и между ними (если это не республиканские трассы) — это епархия областных дорожников. По номеру приемной «Гомельоблдорстроя» ласково звучит «Венский вальс» Штрауса. Потом вступает секретарша с нашей любимой песней:

— Никто вам не вправе давать никакие комментарии. Потому что вы неизвестно кто... Пишите письмо, приходите и разговаривайте.

Лезем через голову. Заместитель гендиректора предприятия Сергей Дюк отвечает эмоционально, для него это тоже больная тема — сам ездит по тем же самым дорогам, но еще и ремонтирует их. И, видимо, чаще других слышит про «мы же платим пошлину». Математика происходящего из окна его машины выглядит иначе.

— Мы работаем в соответствии с программой «Дороги Беларуси», которая утверждена на 2017—2020 годы. Финансируется она из разных источников — это и областной бюджет, и госпошлина. Плюс будем брать банковские кредиты. Всего на этот год набирается более 50 миллионов рублей. В пределах этого финансирования мы и будем работать. В частности, в этом году должны отремонтировать 338 километров местной дорожной сети. Имеются в виду дороги, которые соединяют райцентры с населенными пунктами района.

Улицы сельских населенных пунктов — отдельная программа. И денег, конечно, не хватает. И много не хватает. Надо понимать, что капремонт километра улицы населенного пункта стоит дороже, чем капремонт километра дороги. Ведь подразумевается обустройство тротуаров, водоотводов, освещения, прочих элементов.

Вот все твердят — «госпошлина», «куда деваются наши деньги?». Чтобы сделать улицу, этому человеку, который так говорит, надо платить пошлину очень долго, жизни не хватит. Как это? Давайте считать. Километр улицы стоит, грубо говоря, 300 тысяч рублей. Допустим, на этом километре в деревне живут десять владельцев легковых автомобилей, каждый заплатил 180 рублей пошлины. И сколько лет, получается, надо им так платить? 166 лет на один километр! А ведь бывает дорога в 5 километров и на конце деревенька, в которой три человека и ни одной машины. Да дешевле каждому по квартире в Гомеле выдать... А ведь водителю еще надо добраться до райцентра. Потом в Минск поехать — эту дорогу тоже надо отремонтировать. В общем, дорогое удовольствие. И, поверьте, мы делаем максимум возможного, исходя из имеющихся средств.

Шины в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by