509
03 ноября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка
«После ДТП просила не вызывать ГАИ, била ногами по своей машине». Разбор типичного происшествия

Что чувствуешь, когда в тебя врезается водитель в неадекватном состоянии, хорошо знает Лариса, владелица Nissan Qashqai. В бок ее кроссовера влетел Renault Duster, водитель которого впоследствии попыталась скрыться… Вскоре женщину, у которой наблюдались характерные признаки, вернули на место происшествия. Но на медосвидетельствовании, по словам потерпевшей, та закатила истерику и стала бить ногами по своей машине. Во время разбора ДТП говорим о неоднозначной реакции общества на гражданское задержание нетрезвых водителей.

«Не вызывайте ГАИ!»

В выходной день Лариса ехала на своем Nissan Qashqai по делам. В салоне машины находились дети. Как говорят в таких случаях, ничто не предвещало беды, как… Впрочем, обо всем по порядку.

— Я пересекала перекресток улицы Голубева и проспекта Газеты «Звязда» в Минске, — эмоционально рассказывает Лариса. — Мне нужно было прямо, навстречу ехал Renault Duster. За рулем, как оказалось впоследствии, находилась женщина. Неожиданно она стала поворачивать налево, даже не включив поворотник. Если бы она обозначила маневр, то я хотя бы подготовилась. А так с ходу вывернула руль в мою сторону. Когда я поняла, что она уже выполняет маневр, начала сигналить, взяла правее, предварительно глянув в боковое зеркало. Думала, успею проехать…

Лариса, владелица Nissan, потерпевшая в ДТП

По словам владелицы Nissan, она двигалась со скоростью около 60 км/ч, второй автомобиль — примерно с такой же. Лариса обратила внимание на странную траекторию Renault (напомним, без включенного указателя поворота), когда находилась уже на середине перекрестка.

— В итоге она остановилась только о мою машину, — продолжает потерпевшая в ДТП. — Причем Nissan после удара отбросило. В течение этих долгих секунд я думала: только бы не врезаться в бордюр — перевернемся. Я что есть сил нажимала на педаль тормоза. В результате машина остановилась в 10 сантиметрах от бордюрного камня.

Авария произошла на оживленном перекрестке, где днем всегда много пешеходов, то есть существовал риск для окружающих: водитель Renault совершала поворот налево, в это время дорогу пересекали люди. Фактически Nissan своим кузовом прикрыл пешеходов, считает ведущий «Разборов…».

— Руки-ноги тряслись. Я сразу включила аварийку, оглянулась: все ли в порядке с детьми? — вспоминает Лариса. — Сын пошел устанавливать знак аварийной остановки. Мою дверь заклинило, смогла выбраться из салона только спустя пару минут.

Как подчеркивает Лариса, перед ней не было поворачивавших налево автомобилей, то есть водителю Renault ничто не мешало заметить встречную машину.

— Оказалось, привлечь внимание женщины было сложно… — перебивает Юрий Краснов, который уже в курсе ситуации.

— По внешним признакам она была в не совсем хорошем состоянии, — считает потерпевшая. — Я даже не сразу поняла, она так сильно расстроилась или же причина была в другом. После столкновения она что-то причитала, сидя в своем автомобиле. А когда я подошла к ней, то услышала характерный запах. Она только попросила: «Не вызывайте ГАИ!»

Я понимаю, что на дороге ситуации могут быть разные: не увидел, растерялся, испугался… Но когда я почувствовала характерный запах, то очень разозлилась. Вообще-то, я не люблю кричать, но в этот раз повысила голос: «Что значит не вызывайте? У меня дети в машине, мы все напуганы».

«В пункте медосвидетельствования плакала, истерила…»

Рассматривая повреждения автомобиля, Лариса краем глаза заметила, что вторая участница ДТП направилась к своей машине.

— Поначалу подумала: может, решила позвонить кому-то? Но увидела, что она хочет завести автомобиль. Сразу бросилась к ней: «Вы куда?» Отвечает: «Мне надо».

Я потребовала отдать ключи. Она отказалась: «Ты кто такая?» Затем стала закрывать двери, зажав мою руку. Кто-то из толпы крикнул: «Оставьте ее, пускай едет».

После этого Лариса вновь позвонила в ГАИ, сообщив, что вторая участница происшествия скрылась с места ДТП.

— Знаете, если бы не было сомнений в ее состоянии, то я бы не так, наверное, переживала. Но этот запах, а еще неуверенная походка, заплетающийся язык… По маршруту ее движения было три нерегулируемых перехода. Могло случиться все что угодно! — возмущается наша собеседница.

После удара водительскую дверь Nissan заклинило. Теперь приходится заходить в машину со стороны пассажирского сиденья

Как отмечает Лариса, экипаж ГАИ оперативно прибыл на место происшествия. Только начали оформление, как второй патруль доставил предполагаемую виновницу ДТП.

— Увидев ее, я опять разозлилась, — вспоминает потерпевшая. — Она несла какую-то чушь. Вновь хотела уехать с места происшествия, просила у инспектора ключи. А когда отправились на медосвидетельствование, то отказывалась от процедуры, пыталась уйти, плакала, истерила, даже била ногами по своей машине. Восхищаюсь спокойствием сотрудников ДПС, которые сохраняли терпение и даже пытались ее успокоить.

— Смысла отказываться от прохождения медосвидетельствования было мало. Санкции такие же, как за пьяное вождение, — замечает Юрий Краснов.

Впоследствии в ГАИ нам сообщат, что за рулем Renault находилась женщина 1967 года рождения. В отношении нее были составлены три протокола: за отказ от прохождения медосвидетельствования, за совершение ДТП и за оставление места происшествия. Было принято решение о лишении водительских прав на три года (напомним, у виновницы аварии сохраняется право обжаловать его).

«Внешне она не выглядела как люмпенка или алкоголичка»

Особенно потерпевшую в ДТП удивило, что в таком виде по городу среди бела дня передвигалась не люмпенка или алкоголичка, а 51-летняя женщина, внешне выглядящая вполне прилично: хорошо одета, с макияжем, за рулем аккуратного автомобиля.

Это самое печальное — что даже состоявшиеся люди считают допустимым управлять автомобилем в таком виде.

— Мне кажется, ей было просто страшно нести ответственность, — считает Лариса. — С одной стороны, нельзя было отпускать ее с места происшествия. С другой — имели ли мы право, не превысили бы полномочия?

Подобными вопросами задаются многие автомобилисты. Тема действительно дискуссионная. Хотя для героя нашей предыдущей публикации, который успел прослыть грозой пьяных водителей, дилеммы в данном случае нет.

— Вы могли бы обратиться к очевидцам за помощью, если сами они не решаются вступить в дело, — говорит Евгений. — Ну и если получается, сами задержать.

— Понимаете, ситуация накалялась, уровень агрессии повышался, — объясняет Лариса. — Это нормально: включилась защитная реакция.

Юрий Краснов вспоминает, как сам попал в ДТП с участием пьяного водителя. Тот врезался в его автомобиль:

— Представьте: сидишь за рулем, внезапно получаешь удар. Выходишь, не понимая до конца, что случилось. За рулем второго автомобиля сидит пьяное чудо. Что он будет делать? Вариантов множество. У некоторых в голове есть запасной план: ударить, удрать. Как поступить? Однозначного ответа не дашь.

Ведущий рубрики предлагает не осуждать очевидцев: они действовали по обстановке. Пытались, но не получилось. В целом это отражает некоторую дезориентированность общества. Вот что делать в такой ситуации? А вдруг в самом деле обвинят в превышении полномочий?

Более того, есть устоявшаяся точка зрения: даже если водитель пьяный, то забирать ключи от автомобиля у него нельзя. На Евгения после истории с «ночной феей» обрушились с критикой: «Ты не имел права!»

Интересно, где точка невозврата, когда, по мнению оппонентов, все-таки пора действовать. Достаточно ли, чтобы пьяный просто совершил ДТП? А с чужой машиной? Или нужна жертва? Одной мало? Сколько?

— Хейтеры подменяют понятия. Нежелание брать взрослую ответственность — вот истинная причина, — убеждена Лариса.

Еще одна точка зрения, которую высказывают в комментариях: мол, пьяных водителей не надо сдавать в ГАИ, просто нужно вызвать их родственников, друзей и передать. Постойте, но ведь это означает выполнять функции правоохранительных органов, только без лишения прав и штрафа.

В самом деле, напоминает попытку создать себе возможность для маневра: чтобы выпил, сел за руль — и ничего не было!

— Ага, а потом начнут дружить семьями, вместе выпивать, — утрирует Юрий Краснов. — Обычно рассуждают так: «Я ж такой хороший, аккуратный, зачем рушишь мою судьбу? Вон лучше плохих задерживай, а меня не трогай. Я всего один раз пьяненьким поехал, но я же аккуратно, а потом не буду». На самом же деле будет, как только появится уверенность: один раз прокатило — и во второй не сдадут.

— Когда почитал комментарии, мне стало жутко интересно: кто же эти хейтеры? — задается вопросом Евгений. — Достаточно выполнить нехитрые манипуляции, чтобы понять, кто эти люди. Это вовсе не школьники, как принято думать. Некоторым я даже позвонил, предложил встретиться. Один из них, как оказалось, работает в уважаемой структуре. По его же приглашению я приехал к нему на работу, он стал оправдываться, интерпретировать свои слова иначе. На этом я, конечно, не остановился, встретился с его начальством, спросил, в курсе ли они, что пишет их подчиненный, почему угрожает «пробить грудопроломину». Ответы были чрезвычайно невнятными. Он пытался перевести стрелки.

Остальные двое комментаторов, грозившиеся устроить Евгению взбучку, тоже наотрез отказались от живого общения. Один, позиционировавший себя в соцсетях как бывший спецназовец, перестал отвечать на звонки — отдуваться по телефону пришлось его жене. Третий обещавший высказать все в лицо тоже перестал брать трубку.

— За экраном монитора все кажутся такими крутыми, а по факту… — досадует Евгений.

«Просто было [такое] настроение, и мне захотелось потроллить»

Поступает предложение позвонить одному из таких комментаторов. В сообщениях под публикацией он утверждал, что его «тоже сдали по звонку, когда он почти доехал». А потом, дескать, его дети голодали. Он также рекомендовал Евгению не попадаться ему на пути: «Я сам себе хозяин, а не ГАИ, и не считаю нужным менять свои планы из-за выпитого стакана».

Несложно было установить, что комментатора зовут Алексей, а также узнать его номер телефона. Юрий Краснов решает сам начать разговор:

— Здравствуйте, Алексей. Это вы писали комментарии под статьей про Евгения?

— Я троллил со страшной силой. А теперь каюсь. Все не так, абсолютно. Это все неправда.

— Получается, ваше мнение другое, а это вы случайно написали?

— Можно и так сказать…

— А случай с задержанием в нетрезвом состоянии — тоже неправда?

— Это было однажды, но очень давно. После этого я за рулем пьяным больше не ездил.

— Насчет Евгения. Правильно ли он делает, что помогает задерживать?

— Я считаю, что он сделал правильно. Просто было [такое] настроение, и мне захотелось потроллить.

Также Алексей поспешил извиниться перед Евгением. Что ж, достойный поступок: признать неправоту дорогого стоит.

Пари на $10 тыс.

Юрий Краснов перечисляет наиболее популярные объяснения в пользу поездки в пьяном виде (их обычно называют задержанные водители): кто-то умер, кто-то родился, кого-то надо везти в больницу или просто плохое настроение.

— Был случай в Минске, — вспоминает ведущий рубрики. — Мужчина поссорился с женой, пошел в машину выпивать. Он изначально не хотел ехать в автомобиле. Однако, употребив, решил покончить жизнь самоубийством. Разогнался до 120 км/ч и врезался в автобус. Получил только перелом носа. В автобусе, к счастью, никто не пострадал.

Но задумайтесь: как все могло бы быть, если бы на месте автобуса оказалась легковая машина? Поэтому в некоторых странах законодательно запрещено даже приближаться к автомобилю в нетрезвом состоянии. А в США (во многих штатах) алкоголь нельзя перевозить в салоне машины в зоне доступа.

— Почему вы считаете, что в определенной части общества лояльное отношение к спиртному и, соответственно, пьяным водителям? — спрашиваем у Евгения.

— Вероятно, потому, что они сами допускают для себя такой сценарий: сесть в нетрезвом состоянии за руль. На самом деле это оправдание слабости. Такие люди податливы, подвержены чужому влиянию и манипуляции. Им сложно отказать: извини, я пить не буду.

— Когда я отказался от алкоголя, вся родня всполошилась: «Юра, у тебя что-то случилось? Заболел? Расскажи нам», — усмехается ведущий «Разборов…». — У нас сложился такой стереотип: если не пьешь — значит, с тобой что-то не так.

— Хотя, наоборот, употребление алкоголя — это неестественно. А спиртное — допинг, который нам не нужен. Проблему не решаешь, а только заливаешь, — подмечает гроза пьяных водителей.

Задаемся вопросом, употребляет ли спиртное сам Евгений. Парень признает, что пил пиво и даже напитки покрепче на 1-м и 2-м курсах учебы в университете. Но с началом интенсивных занятий в тренажерном зале — все реже и реже, а в конце концов перестал совсем: «Понял, что мне это не нужно. Употребление алкоголя влечет сплошные минусы».

Раздухарившись, наш собеседник в довершение объявляет: «В комментариях писали: „Наверное, он закодировался или еще чего похлеще — сам ездит пьяным“. Я-то в себе уверен и готов поспорить, что не пью алкоголь. Иначе пришлите пруф. Если таковой будет, готов заплатить $10 тыс. Но и вы, любезные, прежде чем обвинять, будьте готовы выложить аналогичную сумму».

— Нужно ли задерживать того, кто может совершить в пьяном виде еще бо́льшую беду? — подытоживает выпуск Юрий Краснов. — Задумайтесь, ведь, возможно, мы спасаем от неприятности самого водителя, и он благодаря нам не станет преступником и не будет корить себя и других: мол, почему меня никто не остановил?..

Алкотестеры в каталоге Onliner.by

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by