925
01 декабря 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка

«На этой дороге невозможно не нарушать ПДД». Разбор ситуации на борисовской трассе

То ли одна, то ли полторы, то ли две полосы в каждом направлении… У водителей, по сути, нет альтернативы: на свой страх и риск съезжать на обочину (что запрещено ПДД) — или ждать, когда обгонят-опередят и «поучат». На некоторых столбах и деревьях можно заметить похоронные венки как напоминание о всегда витающей опасности. Говорят, их было гораздо больше, но часть поснимали, чтобы не мозолили глаза и не отвлекали от высоких дум больших чиновников. Обстановка на дороге Слобода — Новосады (в простонародье борисовская трасса) остается сложной. Ощущение, что там царят свои правила и привычки…




А ну-ка марш на обочину!

На этот раз цель поездки вполне конкретная: Юрию Краснову надо завезти в борисовский санаторий пожилого человека. Придется вести автомобиль, наблюдать и анализировать обстановку по дороге. А заметок будет много — в этом можно не сомневаться!

— Многие не любят «обочечников». Но на этой дороге складывается парадоксальная ситуация: нормальные водители как раз таки вынуждены съезжать на обочину, чтобы дать возможность то ли опередить, то ли обогнать себя, — Юрий Краснов задумывается, как вернее идентифицировать маневры. — Как бы быстро ты ни ехал, кто-то обязательно захочет двигаться быстрее.

Усугубляется это тем, что дорога Слобода — Новосады по интенсивности схожа с оживленной столичной улицей. В агломерацию Минска входят сразу три города, расположенные в этом направлении: Борисов, Жодино, Смолевичи.

А еще вспомните завод «Белджи», который находится непосредственно возле трассы. Словом, трафик плотный, а тем более утром и вечером.

Разительный контраст наступает, когда участок трассы М2 заканчивается и выезжаешь на Р53. Сразу бросаются в глаза автомобили, которые правыми колесами движутся по обочине. А встречные водители часто идут на обгон, ничуть не смущаясь и выезжая прямо в лоб.

Чрезвычайно опасно, когда вся дорожная ситуация держится на таких условностях. А если водитель не в курсе? Или нет возможности принять правее? Да может быть все что угодно!

— Ехать по обочине или нет? — задается вопросом ведущий «Разборов…». — С одной стороны, хочется помочь людям. Вот сейчас у меня на хвосте висит Audi, и это типично для борисовской трассы. Вроде бы надо уступить — и водитель поблагодарил. А с другой — что, если на обочине будет лежать какой-то предмет или идти пешеход, ехать велосипедист? Получается, оказываешь услугу, но сам рискуешь…

Водители настолько привыкли к подобной манере езды на трассе Р53, что, не стесняясь, выезжают в лоб, зная, что ты примешь правее, — а как иначе?

Из истории вопроса. Ведущий рубрики вспоминает, откуда пришла такая манера езды:

— Насколько я помню, сначала так повелось в Витебской области. Причем тамошние водители обижались, что автолюбители из Минской области ездят иначе. Затем узнал, что подобные привычки появились в Гродненской области. Незаметно эта манера масштабировалась на всю страну. Теперь на дорогах, где по одной полосе в каждом направлении и есть заасфальтированная обочина, многие движутся именно так.

Борисовская трасса очень разнородная. То есть ограждение, то нет. То широкая обочина, то совсем узкий краешек. То вдруг появится полоса или карман для поворота, то долгое время тянется один ряд…

— В правилах четко сказано: движение по обочине запрещено, — напоминает ведущий «Разборов…». — Но в реальных условиях от водителя просят или даже требуют: съезжай. Сейчас, скажем, нам моргает дальним светом фар водитель Nissan, хотя мы четко едем в полосе для движения, справа — обочина. Смотрите, после совершения обгона он сам частично выезжает на обочину, словно показывает, как тут принято ездить.

Автомобиль, который движется по Р53 в своей полосе, как бы нарушает местные правила и воспринимается как помеха. Очевидно, что сама дорога не отвечает потребностям, не способна принять такой поток, требуется ее реконструкция. Но когда это будет?

Очередной водитель обгоняет наш автомобиль. Обратите внимание, как опасно действует автомобилист: ему навстречу движется грузовик.

Юрий Краснов старается максимально следовать ПДД: движется с максимально разрешенной скоростью четко в пределах единственной в своем направлении полосы. Это было попыткой посмотреть, что будет, если ехать с соблюдением правил.

Тут же совершает опережение (обгон?) водитель Chery. Честно говоря, у ведущего рубрики особой возможности посторониться не было: справа грязно-снежная каша, выезжать туда опасно.

— Особенно раздражает, что выезжают прямо в лоб, — замечает ведущий «Разборов…». — Тут уже вынужденно выезжаешь на обочину. В целом складывается ощущение, что ты, соблюдая ПДД, для всех как заноза в мягком месте.

Три варианта изменения ситуации

Как только начинается отрезок дороги, где установлены тросовые ограждения, становится поспокойнее. Водители понимают, что ширины не хватит для опережения, и спокойно ждут возможности совершить маневр. Хотя не исключаем, что находятся те, кому все равно надо быстрее, и они начинают прессинговать.

При выезде на обычный участок сразу происходит знакомая реакция: автомобили принимают правее. Снова кто-то ускоряется, выезжает на встречную. Опять чехарда!

Назвать эти действия неоправданными и нелогичными язык не поворачивается. Ну не может так много людей нарушать! Значит, условия или правила неверные, раз такое большое количество водителей заочно договорились об одной схеме движения.

Рассуждаем, как можно было бы изменить ситуацию. Вариант первый — разметить существующую ширину проезжей части так, чтобы было по две полосы в каждом направлении, ведь обочину и так используют для движения.

— А где двигаться пешеходам и велосипедистам? — задает справедливый вопрос Юрий Краснов.

Тем, кто скажет, мол, их там не бывает, сразу ответим: это не так! За поездку мы видели несколько пешеходов и велосипедистов: например, на участке между Жодино и Борисовом, где мужчина шел по грязи, а не по асфальтированной обочине.

Конечно, движение людей по обочине — мероприятие крайне рискованное (подтверждение тому — предыдущий выпуск). По-хорошему вдоль трасс должны быть устроены пешеходные и велосипедные дорожки, причем освещенные, чтобы люди чувствовали себя безопасно в любое время суток. Тогда можно огородить дорогу с обеих сторон, исключив наезды на пешеходов.

Разумеется, потребуются колоссальные инвестиции, и очевидно, что никто на это сейчас не пойдет.

Вариант второй — установить тросовые ограждения. Однако это может спровоцировать торопыг на еще более опасные маневры в условиях, когда канал забит. К тому же неясно, что делать, если впереди едет трактор, максимальная скорость которого — 20—30 км/ч.

Вариант третий — реализовать иное решение с помощью разметки.

— В Краснодарском крае сделано так. Дорога имеет всего три полосы. Средний ряд периодически предоставляют то одному направлению, то другому, чтобы водители могли выполнить опережение. В сочетании с ограждениями этот способ кажется и безопасным, и эффективным, — считает Юрий Краснов.

Неоднозначная скорость

Успокоить поток на Р53 попытались с помощью ограничения скорости. На многих участках установлены знаки «70». Однако камер не много, и по мере удаления от датчика фотофиксации поток вновь ускоряется.

— На некоторых участках городских магистралей в Минске разрешено движение со скоростью 80 км/ч, — замечает Юрий Краснов. — А на борисовской трассе — и того меньше. Соглашусь, часто такие ограничения обоснованны: например, перед перекрестками и пешеходными переходами. Но вот прямой участок, примыканий местных дорог нет, как и «зебр». Почему бы здесь не разрешить 90 км/ч?

Признаем, обычно знаки, ограничивающие скорость, устанавливают на аварийно-опасных участках. Однако состоит ли превышение в причинно-следственной связи с происшествиями, которые вынудили выставлять ограничения?

Еще одна особенность, характерная для многих белорусских дорог, — неявные обозначения зон с ограничениями скоростного режима. Даже Юрий Краснов, который собаку съел на ПДД, периодически задавался вопросом: а был ли там знак приоритета, можно уже 90 км/ч ехать?

Водителей фактически обязывают беспрестанно производить вычисления, сопоставлять данные, и это помимо отслеживания скорости, помех, разметки и прочего. Почему бы не указать напрямую: 90 км/ч?

— Тебя все время как бы держат в напряжении: не расслабляйся, вспоминай ПДД, анализируй, сопоставляй, бди! — обращает внимание ведущий рубрики.

«Лобовые аварии здесь не могут не происходить»

На дороге с такой интенсивностью и подобной организацией дорожного движения не могут не происходить лобовые столкновения, считает ведущий «Разборов…»:

— Представьте, водитель начинает обгонять, решив, что встречный прижмется к обочине. Но что, если человек не в курсе договоренностей, испугался или у него просто нет технической возможности принять в сторону (у края проезжей части что-то лежит, кто-то идет или едет)? Но самое опасное — когда двое встречных водителей идут на одновременный обгон.

Иногда в таких сложных ситуациях удается разъехаться бесконфликтно, однако не всегда условия складываются благополучно. Часто лобовые столкновения заканчиваются трагически.

Одно из нелепых происшествий попало в объектив регистратора.

— Фургон неожиданно выехал наперерез автору ролика. То ли микроавтобус разворачивался, то ли его водитель заснул и дернул руль, то ли объезжал препятствие… — вспоминает обстоятельства Юрий Краснов.



Выехав на отрезок между Жодино и Борисовом, обращаем внимание, что участок дороги выглядит иначе: и асфальт получше, и обочина как будто шире. Однако принципиально условия движения не меняются: все та же одна полоса в каждом направлении, а следовательно, опережения, обгоны.

Вот показательный момент: водитель грузовика, который двигался ненамного быстрее нас, решил все-таки совершить опережение. Ему удалось это сделать с бо-о-ольшим трудом. Это очень характерно: даже водители габаритных и тяжелых транспортных средств словно по инерции продолжают обгонять-опережать.

«Мне его „спасибо“ на фиг не надо!»

Уже на обратном пути недалеко от Жодино мы стали очевидцами небезопасной ситуации: по краю проезжей части двигалась женщина на велосипеде. Ее явно напугал грузовик, ехавший, как и многие, правыми колесами по обочине. Водитель позже принял левее, но женщина продолжила ехать по кашице из грязи и снега — от греха…

— Вот вам опасная ситуация! А если бы в этот момент кто-нибудь опережал грузовик и у шофера не было бы возможности взять левее — и что делать? — рисует вполне реальный сценарий Юрий Краснов. — Тот, кто попадал в подобные обстоятельства, принципиально едет по полосе — и к черту местные привычки!

Обратим внимание, что на трассе встречаются одиночные пешеходы и велосипедисты. Эта ситуация еще опаснее. Чем меньше ожидаешь увидеть человека на обочине, тем более неожиданным становится его появление.

— Смотрите, меня хочет обогнать BMW, — комментирует ведущий рубрики. — Водитель, совершив маневр, моргает аварийкой. Только если я кого-то собью на обочине, мне его «спасибо» на фиг не надо будет! Он ведь дальше уедет, довольный, что ему помогли. А мне потом тяжкий груз на всю жизнь, следствие и все такое. Тьфу-тьфу-тьфу.

«Муж запрещает ездить по этой дороге»

Напоследок решаем поговорить с теми, кто регулярно ездит по борисовской трассе. Оказалось, что многие хотят высказаться по этому вопросу. Ксения — одна из таких водителей. Девушка родилась в Жодино, где у нее живут родители и расположена часть бизнеса. Поэтому по Р53 она ездит часто, хотя супруг категорически против, предлагает более безопасную альтернативу — трассу М1 (и он абсолютно прав).

Тем не менее наша собеседница знает каждую особенность дороги, ее историю, в том числе трагедии. Вспоминает знакомую девушку, которая погибла в лобовом столкновении, произошедшем в темное время суток, причем она была не единственной жертвой ДТП.

— Спросите в Жодино, что думают его жители об этой дороге, — предлагает Ксения. — Каждый второй расскажет либо про то, как разбил свою машину, либо как пострадал в аварии, либо как стал очевидцем очередного происшествия.

По мнению девушки, иного выхода, кроме как прижиматься к обочине, порой и нет. Перед участком, где установлено тросовое ограждение, многие ускоряются, стараясь опередить грузовик. После окончания такого отрезка скопившаяся за медленной машиной очередь старается выполнить такой же маневр.

— Буквально на прошлой неделе передо мной произошла опасная ситуация, — вспоминает Ксения. — Все сначала прижались правее к обочине. Смотрю, начинают быстренько перестраиваться. Я замедлилась, отпустила переднюю машину. Оказалось, по обочине движется велосипедист. Хорошо, что дистанция и скорость позволяли спокойно его объехать, а иначе…

Ксения часто ездит по борисовской трассе. Говорит, что знает дорогу наизусть

Как говорит собеседница, особенно тяжело приходится в снежное время года: после идеально очищенной трассы М2 попадаешь на Р53, где снежная каша, колея, лед…


— Ощущение такое, будто проехались по дороге, которая находится не в нашей стране, — подытоживает Юрий Краснов. — Она какая-то дикая, что ли, со своими правилами и привычками. Постоянно находишься в состоянии готовности: сейчас что-то случится, особенно когда сзади напирают. Начинаешь просчитывать ситуацию: что, если двое водителей пойдут на обгон? В этой манере вождения много опасностей. Даже если пытаешься соблюдать ПДД, все равно неспокойно: либо кто-нибудь тебе в лоб выскочит, либо обгоняющий подрежет.

экономическая, жанр: коммуникация и общение/стратегическая, количество игроков: 2–5, возраст: 8 лет, партия 30–60 мин
логическая/экономическая, жанр: стратегическая/дедуктивная, количество игроков: 2–6, возраст: 8 лет, партия 120–360 мин
логическая/экономическая, жанр: стратегическая, количество игроков: 2–4, возраст: 13 лет, партия 120 мин

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by