1073
30 июля 2019 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский

Финальная битва заправок: «Газпромнефть» vs «Белоруснефть»

Сегодня большой день, сегодня финал «The best of АЗС» — проекта Onliner, в котором наши читатели определяют самую крутую сеть заправочных станций в стране. Впервые в очном противостоянии встречаются «Газпромнефть» и «Белоруснефть». Кто-то скажет, что эти компании с самого начала были основными претендентами на победу, но кто все-таки окажется сильнее в схватке фаворитов? Больше никаких тайных гостей, карты на стол — слово берут топ-менеджеры. Итог всему, как и прежде, подведет голосование читателей Onliner, и да победит сильнейший!

Пока участники битвы разминаются, коротко напомним основные события всего турнира и расклад сегодняшней дуэли.

В синем углу ринга — сеть «Газпромнефть», на первой стадии проекта одолевшая «Лукойл», а затем в упорнейшем полуфинале переигравшая «А-100».

В зеленом углу — сеть «Белоруснефть», которая в четвертьфинале опередила «Роснефть», а в полуфинале оказалась сильнее United Company.

Теперь нас ждет предвыборная гонка: в формате живого интервью мы предоставили топ-менеджерам возможность рассказать о настоящем и будущем своих компаний.

Финал «The best of АЗС»

О качестве топлива

Мы слышали наших комментаторов, сетовавших на то, что экспертиза топлива, которое реализуется на АЗС, не проводилась. Но результаты подобных исследований озвучивались ранее. К тому же важно понимать, что в стране работают всего два нефтеперерабатывающих предприятия, с которыми в настоящее время и сотрудничают все сети автозаправок. Тем не менее мы спросили финалистов: могут ли они гарантировать, что топливо на их АЗС качественное?

Артур Ахметгалимов, заместитель директора по розничным продажам компании «Газпромнефть-Белнефтепродукт»:

— В настоящее время сеть реализует автомобильное топливо белорусского производства. Поставщики — ОАО «Мозырский НПЗ», ОАО «Нафтан». Я абсолютно уверен, что риск человеческого влияния на качество топлива минимизирован, случаи отклонения от существующих норм практически исключены.

Артур Ахметгалимов

Из цистерны, поступившей с нефтеперерабатывающего завода, берется проба, которая исследуется в наших стационарных лабораториях, развиваемых нами на нефтебазах.

У нас есть свой собственный бензовозный парк, мы не привлекаем сторонних подрядчиков. Все бензовозы оснащены GPS-трекерами, данные с которых анализируются специальной службой. Также функционирует мобильная лаборатория — по сути, это независимый орган, который проводит внеплановые проверки.

Кроме того, безо всяких предупреждений с проверкой могут приехать специалисты из России. Как видите, контроль действует на всех этапах, в это вкладываются очень серьезные инвестиции.

Сергей Каморников, заместитель генерального директора по обеспечению углеводородным сырьем и реализации продукции компании «Белоруснефть»:

— Сегодня мы считаем, что проблемы с качеством топлива в нашей сети не существует. Реализуется многоступенчатый контроль на всех этапах его перемещения, начиная непосредственно с завода. Происходит забор проб, арбитражная проба отправляется на хранение, ее всегда можно вскрыть и проверить в независимых лабораториях. Дальше топливо попадает на нефтебазу. На нефтебазе в обязательном порядке снова отбирается проба, проводятся испытания в лабораториях (их у нас девять), которые проводят анализ всех характеристик. И только после того как центральная лаборатория дает отмашку, топливо попадает на АЗС.

Сергей Каморников

У нас есть собственное предприятие по доставке топлива, свой парк автоцистерн. Мы считаем, что можем контролировать собственного перевозчика в том числе через систему GPS и другие технологии. В любом случае на АЗС берется еще одна проба, разработана уникальная система мониторинга нефтепродуктов, направленная как на контроль качества, так и на контроль количества. Если произойдет несанкционированный отбор топлива, система это сразу же зафиксирует, это станет причиной разбирательства.

За полгода у нас проведено порядка 20 тыс. испытательных исследований проб в лабораториях, были проверки со стороны Госстандарта — вопросов не возникло.

Правда ли, что на кофе заправки зарабатывают больше, чем на топливе?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Кофе сегодня — это драйвер развития. Если бы он продавался в тех же объемах, что и топливо, это был бы, безусловно, самый маржинальный продукт. Мы с самого начала сделали ставку на развитие кафе. В 2014 году появились первые форматные станции с брендом Drive Café, и кофе на них является самым важным звеном. Могу сказать, что качеству кофе уделяется не меньшее внимание, чем качеству топлива. У нас кофе — это брендовый товар собственной торговой марки.

Хорошая кофемашина — это дорогостоящий аппарат, серьезная инвестиция. Каждая подключена к интернету, и все показания стекаются в единый мониторинговый центр компании «Газпромнефть» в России, где в режиме онлайн специалисты проводят мониторинг.

Кстати, у нас есть статистика продаж кофе в странах СНГ, и я могу сказать, что культура потребления кофе в Беларуси выше. Белорусы пьют больше кофе, чем, к примеру, россияне.

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— Если брать литр к литру, то, безусловно, на кофе заработаешь больше. Но клиент не потребляет столько же кофе, сколько топлива нужно его автомобилю.

Если же мы говорим о маржинальности, то, абсолютно точно, у кофе она выше. На топливе она достигает 7%. На кофе это могут быть и 100%, и 150%.

Сегодня многие современные компании меряют эффективность АЗС по количеству проданного кофе. Однозначно тренд такой есть, мы также этот показатель отслеживаем. В среднем на одной заправке продают около 17,5 тыс. чашек кофе в год. Это то, что действительно востребовано. Мы ожидаем, что в этом году превысим уровень продаж в 12 млн чашек кофе.

Какая специфика у заправок, расположенных в городе и на трассах?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Безусловно, отличия существенные. На загородных заправках востребован большой магазин, парковочные места для грузовиков, увеличено количество санузлов, хотя мы понимаем, что их должно быть еще больше (вопрос согласован, и мы будем работать в этом направлении).

На наших станциях за городом функционируют выносные колонки для грузовиков. Кроме того, есть отдельные стойки, чтобы заправлять сразу оба бака. Не удивительно, что на этих АЗС более востребовано дизельное топливо — с учетом тех объемов, которые потребляет грузовой транспорт. В городе, я бы сказал, бензин и ДТ пользуются примерно равным спросом.

На трассе, к слову, и большее количество продаж кофе, и увеличенный размер порций по сравнению с городом — есть такой тренд. А в Минске больше средний чек на топливо в сравнении с другими регионами.

Особенностью локального белорусского рынка является и более высокая в сравнении с Россией конверсия чеков на сопутствующие товары. То есть белорусы чаще покупают что-либо в придачу к топливу.

Сеть «Газпромнефть» в Беларуси на данный момент насчитывает 49 автозаправочных станций.

— Мы планируем прирост, причем развиваемся не только в тех регионах, где уже существуют наши станции, но и выходим на относительно новые для себя рынки. Наши АЗС появились в Могилеве и Бресте, мы стараемся приближаться к пограничным переходам на границе с Литвой и Польшей.

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— В сети «Белоруснефть» в настоящее время действуют 573 АЗС — это примерно 2/3 от общего числа заправок в стране. В зависимости от локации выделяются три большие группы. Первая — станции в крупных городах, где более платежеспособный спрос, а у потребителя большие ожидания от ассортимента товаров.

Вторая категория — заправки на магистралях, где высокий транзитный поток. Даже на уровне проектирования у этих АЗС другие требования к строительству. В обязательном порядке создаются два парковочных места для автобусов и пять — для автопоездов (это не считая парковки для легкового транспорта). На этих станциях немного отличается набор услуг, там больше востребовано питание. Недавно мы оснастили часть таких АЗС пеленальными столиками, местами для детского досуга, установили даже экраны, на которых транслируются мультфильмы. Был эксперимент с установкой тренажеров, чтобы люди могли размяться в долгой дороге. Не могу сказать, что это стало трендом, но мы должны пробовать различные форматы.

Третий формат станций — небольшие АЗС в регионах. Возможно, эти заправки не приносят большой прибыли (есть и убыточные объекты), но они нужны для того, чтобы обеспечивать людей нефтепродуктами. Это социальная нагрузка, которую мы вынуждены нести.

Программы лояльности — они работают?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Мы видим подтверждение правильности стратегии простой и понятной для клиентов системы лояльности. С момента старта мы перешагнули планку в 550 тыс. проданных карт, более 80% наших клиентов пользуются ими. Это высокий показатель.

Между тем мы активно работаем над темой персонализированного предложения по программе лояльности. Мы видим историю каждого клиента, знаем, что он предпочитает. Допустим, это бензин, капучино и слойка. Тогда мы предлагаем ему индивидуальное спецпредложение именно на эти товары. Работа в этом направлении уже начата, полагаю, в скором времени мы сможем отчитаться о запуске проекта.

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— Программой лояльности активно пользуются более 600 тыс. наших клиентов. За два года их число выросло в 2,5 раза. Мы задумываемся о том, чтобы совершенствоваться, менять программу лояльности, упрощать ее. Пока это во многом зависит от программного обеспечения, от интеграции с существующей системой оплаты. Но работа ведется, и в начале 2020 года мы постараемся запустить новую механику с бонусной системой и накоплением баллов, которые можно будет потратить на оплату услуг и покупку товаров.

— Было много разговоров о рекламной игре, в которой главный приз — автомобиль — выиграл сотрудник сети. Это нанесло значительный урон репутации компании?

— Негатив был. Но нужно понимать, что в разных подразделениях нашей компании работает более 25 тыс. человек, у них есть семьи.

В нерабочее время все эти люди — наши клиенты, которые точно так же приобретают топливо и услуги. Мы не можем просто так их игнорировать, это приведет к накоплению внутреннего негатива у группы лояльных пользователей.

Нам важно обеспечить прозрачность каждого розыгрыша. Для этого мы нанимаем стороннюю компанию, которая проводит игру, и вот ее-то сотрудники не имеют права претендовать на призы. Мы активно приглашаем наших клиентов принять участие в розыгрыше, увидеть своими глазами, как все происходит.

Что касается соблюдения правил, то есть средства автоматизации, которые отслеживают все подозрительные действия, в том числе с картами лояльности. Считаем, что произошедшее — это просто совпадение, а розыгрыш был совершенно честным.


Во второй части беседы мы задавали топ-менеджерам вопросы, касающиеся конкретно их сетей АЗС.

Будет ли «Белоруснефть» развивать сеть автоматизированных заправок?

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— Что касается автоматизированных, или, как их еще называют, «холодных», заправок, то нет, таких АЗС будет появляться все меньше. На данный момент мы имеем около 20 станций такого типа в нашей сети. Сегодня политика государства в сфере ценообразования, к сожалению, не способствует тому, чтобы субъекты хозяйствования развивали подобные объекты.

Маржа на топливо ограничена, оптовые и розничные цены контролируются, поэтому любая сеть сегодня стремится развивать нетопливный бизнес, на котором можно быстрее окупить затраты и собрать средства для инвестирования в дальнейшее развитие, модернизацию.

«Холодные» заправки окупаются, но не отвечают духу времени и новым подходам. Они приносят доход за счет более низкой стоимости строительства (в два-три раза меньше, чем при создании стандартных объектов), гораздо меньшей площади земельного участка, отсутствия персонала (а работа людей зачастую занимает порядка 40% всех операционных затрат).

Но, несмотря на то, что окупаемость есть, стратегически мы понимаем, что необходимо больше двигаться в сферу нетопливного бизнеса. Мы видим, что потребление топлива в стране в среднесрочной и долгосрочной перспективе будет сокращаться: появятся более экономичные автомобили, станет больше электромобилей. Во многом поэтому, если говорить о стратегии, новые заправки практически не строятся, все средства вкладываются в модернизацию, реконструкцию объектов. Мы нацелены на создание многофункциональных комплексов с разными сферами услуг.

Как «Газпромнефть» оценивает спрос на бензин G-Drive 95?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Брендированное топливо G-95 — это уникальный продукт, который мы вывели на рынок в 2013 году. Фактически мы единственная сеть, которая предлагает 95-й бензин с улучшенными характеристиками.

Причем существует один момент, связанный с действующим законодательством. По идее, улучшенный 95-й бензин должен стоить чуть дороже, чем обычный, так как для его производства требуются дополнительные затраты.

С учетом специфики белорусского рынка, а также того, что предельные отпускные цены на топливо регулируются государством, в Беларуси улучшенный G-95 стоит столько же, сколько обычный бензин. Мы понимали ситуацию, когда выводили свой продукт на рынок по цене 95-го фактически на безальтернативной основе. И мы довольны объемами продаж нашего топлива.

Вместе с тем, для сравнения, в России улучшенный G-95 стоит немного дороже АИ-95.

«Белоруснефть» и дальше планирует расширять сеть электрозаправок?

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— Мы однозначно будем продолжать развитие сети электрозаправок, несмотря на то, что тема достаточно сложная и спорная.

Одним только созданием инфраструктуры мы не решим вопрос перехода водителей на электромобили, нужны дополнительные меры стимулирования.

Со своей стороны мы делаем первый шаг, это всегда сложно, иногда рискованно. Это вечный спор о том, что первично: должна ли сначала быть создана сеть или прежде должно появиться значительное число электромобилей, для которых эта сеть и будет создана. Мы пошли по первому пути и создаем инфраструктуру, так как являемся национальным оператором по созданию этой сети и как госпредприятие должны двигаться в русле общегосударственной политики.

Между тем примерно это же мы проходили и при создании газовой сети заправок: 10—20 лет назад в стране только единичные автомобили использовали этот вид топлива. А сегодня у нас порядка 250 таких станций по всей стране, мы реализуем около 100 тыс. тонн такого топлива ежегодно. Можно взглянуть и на пример соседней Украины, где в прошлом и позапрошлом годах количество проданного газового автомобильного топлива превысило объемы продаж бензина на заправках. Украина — третья в Европе по объемам потребления газомоторного топлива после Польши и Турции.

Поэтому, надеемся, то же произойдет и с электромобильной тематикой. Инфраструктуру мы создадим — активно движемся в этом направлении. На начало этого года у нас было 84 электрозарядные станции, сегодня их уже 125, а к концу года будет более 200 по всей стране.

— Как окупить такой проект?

— Сегодня любой проект должен рассматриваться как инвестиционный, со своими сроками окупаемости и возврата инвестиций.

Говорить о том, что мы вернем деньги в ближайшие 3—5 лет, не приходится. Это создание серьезной инфраструктурной сети на перспективу от 5 до 10 лет.

Второй момент: мы устанавливаем столбики не только на АЗС, но и в местах общего пользования, так как важно развивать сеть в целом. Но мы рассчитываем, что заправки все равно будут местом притяжения пользователя. Период быстрой зарядки — 20—30 минут до 80%. Это время клиент будет как-то проводить. Если ему создать комфортные условия, то он останется на заправочной станции, чтобы перекусить, провести свой досуг — это нам выгодно. Мы рассматриваем АЗС как многофункциональный комплекс, где одна услуга может быть убыточной, зато другая принесет большую прибыль и затраты окупятся.

Появится ли на АЗС «Газпромнефть» полноценная еда помимо фастфуда?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Мы наблюдаем за ситуацией и считаем, что на данном этапе концепция развития всех топливных операторов в Беларуси не предусматривает наличия кафе полного цикла. Мы видим такой опыт фактически только у «Белоруснефти».

Вместе с тем существует вариант синергии с сетями питания. У нас был пилотный проект, когда мы пытались продавать салаты на одной из заправочных станций. Нормальная история — здоровая еда.

Три месяца мы держались, списывали это все, несли убытки. И после сделали вывод, что пока лишь небольшое число потребителей заинтересовано не только в сытной еде, но и в здоровом питании.

Есть и то, что мешает развитию полноценной истории питания на загородных АЗС, где, возможно, это более востребовано, — относительно слабый трафик. Посмотрите, ведь те же сети фастфуда тоже туда не идут — спрос небольшой. Я думаю, что организация питания на загородных станциях будет развиваться с увеличением загруженности трасс, туристического потенциала. Считаю, что это вопрос на перспективу.

Станет ли «Белоруснефть» развивать мобильный сервис оплаты Drive&Pay?

Сергей Каморников, «Белоруснефть»:

— Несмотря на то что вокруг этого приложения и возможностей, которые оно предоставляет, внутри компании ходили споры, принято решение и дальше развивать данный сервис, и все наши станции по всей стране уже подключены к этому проекту. Программа будет расширяться, в планах — открыть возможность оплатить не только топливо, но и услуги на АЗС. Например, заказать обед или ту же чашку кофе. Все это можно будет сделать к нужному времени, безо всяких очередей.

Мы отмечаем востребованность этого сервиса среди наших клиентов, прислушиваемся к их мнению. В июне через него было продано порядка 700 тыс. литров топлива, тогда как за аналогичный период прошлого года — порядка 100 тыс. литров. Теперь мы ждем еще большего прироста, ведь в приложении стали доступны все наши станции.

«Газпромнефть» продолжит работать по принципу постоплаты?

Артур Ахметгалимов, «Газпромнефть»:

— Мы довольны тем, как работает система постоплаты на наших станциях. Неумышленные факты неоплаты фиксируются крайне редко, к тому же существуют инструменты для решения вопросов в индивидуальном порядке.

От клиентов мы также получаем положительные отзывы: люди говорят, что это удобно, в особенности тогда, когда заправляешься до полного бака. Ну и не забывайте, что есть возможность указать и конкретную сумму, и конкретный объем требуемого топлива. К тому же на станциях работают заправщики, которые всегда готовы оказать помощь.

Так что да, разговоры об отмене этой системы не ведутся. Ни в коем случае мы ее сворачивать не собираемся, наоборот, система стала стандартом и внедряется как при строительстве новых станций, так и при реконструкции старых АЗС. Более того, я считаю, что рано или поздно все операторы будут вынуждены перейти на аналогичную систему, потому что это удобно для клиента.

Голосование

Итак, настало время финального выбора: какая сеть заправок лучшая в Беларуси, кто победитель проекта «The best of АЗС»? Результаты голосования объявим через неделю.

Дополнено

В 9:00 голосование было остановлено.

Какая сеть заправок, по вашему мнению, лучше?

Чтобы сделать свой выбор, войдите или зарегистрируйтесь
«Газпромнефть»
«Белоруснефть»

The best of АЗС. Выбираем лучшую заправку по версии читателей Onliner

Наш канал в «Яндекс.Дзен»

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. at@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка, Максим Малиновский