531
05 апреля 2020 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков

Нужно ли преследовать нарушителей ПДД? Две точки зрения и опыт Юрия Краснова

«За все время, что я служил в ГАИ, преследовать автомобили пришлось всего несколько раз», — признается ведущий рубрики. По поводу необходимости таких действий — что тогда, что сейчас — существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Одни считают, что погоня вводит преследуемого в опасное состояние, и правильнее ее прекратить, а потом уже привлечь нарушителя к ответственности. Другие апеллируют к неотвратимости наказания, имиджевым потерям ГАИ и извечному «А вдруг за рулем преступник?». На фоне появления нескольких роликов, сделанных из милицейских автомобилей, рассуждаем на актуальную тему.

Предисловие. Дать однозначный ответ сложно...

В последнее время МВД распространило несколько сделанных видеорегистраторами роликов, в которых зафиксировано преследование сотрудниками милиции нарушителей. Как правило, после непродолжительной погони при разных обстоятельствах происходит задержание водителя. Хотя далеко не всегда преследование длится без последствий и завершается успешно.

Достаточно вспомнить историю про «белый свитер» или автопоезд, который не могли остановить на трассе М1.

— Нужно ли применять оружие, какие средства следует иметь в служебном автомобиле, стоит ли вообще проводить преследование? — перечисляет наиболее актуальные вопросы Юрий Краснов. — На это существуют две точки зрения, и обе они имеют право на жизнь.

Противники погонь считают: преследование может спровоцировать водителя на опасные действия. В результате он может погибнуть сам или причинить вред окружающим.

Подобные происшествия не раз фиксировались в Минске, причем во время погони травмы получали также сотрудники правоохранительных органов. Правда, в последнее время в столице таких случаев удается избегать.

— Сторонники данной идеи предлагают привлекать нарушителей к ответственности постфактум. Сейчас регистраторы, установленные в служебных автомобилях, позволяют зафиксировать регистрационный знак, — напоминает ведущий «Разборов...». — Впоследствии на машину можно наложить арест, привлечь владельца, если тот не хочет выдавать водителя. Методов может быть много.

Но сейчас правоприменительная практика такова, что нарушителя надо задержать сразу и никак иначе.

Оппоненты считают, что тех, кто не подчинился требованиям об остановке, необходимо наказывать жестко. Один из их аргументов: нарушители, узнав о новой стратегии, вовсе перестанут останавливаться.

«И потом, как ответить на извечный вопрос: а что если за рулем преступник? Сотрудники ГАИ чаще всего не знают, кто находится в автомобиле и имеется ли при водителе оружие. Одно дело — пьяный человек и совсем другое — преступник, которому нечего терять».

— Дать однозначный ответ сложно, — говорит Юрий Краснов. — Насколько я знаю, часто решение приходится принимать тому инспектору, который столкнулся с реальной ситуацией, и хорошо, если он выберет оптимальный вариант.

Акт первый. Начало

Десятки видео, сделанных из автомобилей ГАИ, дают представление о том, как начинается типичное преследование. Водитель вместо того, чтобы остановиться, прибавляет скорость. Или же экипаж Департамента охраны замечает странное виляние и включает спецсигналы. А бывает, автомобилист останавливается, пытаясь усыпить бдительность правоохранителей, но потом резко стартует.

— Гродненский случай, о котором недавно сообщило МВД, очень типичный, — считает ведущий рубрики. — Сотрудник ГАИ пытается остановить легковой автомобиль, который проносится мимо. Довольно оперативно инспектор садится в служебную машину, которая начинает движение.

«Мне показалось, что сотрудник ГАИ был готов, как будто у него имелась некая информация. Впрочем, по реакции водителя тоже можно понять, собирается он останавливаться или нет».

— Такой же случай у меня был в Бобруйске, когда я служил в спецподразделении «Стрела», — продолжает Юрий Краснов. — Из двора в заносе прямо на меня выехали «Жигули». Я, конечно, подал сигнал, однако понимал, что адекватной реакции не последует. В этот момент напарник уже заводил служебный автомобиль, и мы начали преследование.

По воспоминаниям ведущего «Разборов...», некоторая пауза иногда может быть вызвана тем, что инспектор не верит в неподчинение требованиям: «Ты смотришь и не веришь, что машина не остановится. Кажется, сейчас она примет правее, и все пойдет как обычно».

Акт второй. Погоня

Как говорит Юрий Краснов, во время самой погони роли должны быть четко распределены: «Обычно инспектор, управляющий служебным автомобилем, параллельно через громкоговорящее устройство пытается убедить водителя остановиться. Его напарник по радиостанции передает маршрут и подсказывает направление другим экипажам».

При этом, по словам ведущего рубрики, крайне важно, чтобы служебная машина позволяла вести преследование:

— Помню, дежурил на трассе М2 (Минск — Национальный аэропорт Минск). Один из водителей не подчинился требованиям, и пришлось начать погоню. У меня был служебный ВАЗ-2108, и я смог нагнать беглеца только через 10—15 километров. А в другой раз работали на Ford Taurus. Начав преследование, не успели даже отдышаться, как настигли водителя.

Основная сложность преследования заключается в том, что управление автомобилем сопряжено с выполнением нескольких задач и отступлением от требований знаков, разметки, сигналов светофоров.

— Когда в Бобруйске преследовали тот самый ВАЗ, он трижды выезжал со второстепенной дороги на главную, — вспоминает Юрий Краснов. — Один перекресток, второй, а на третьем он чуть не столкнулся с другой машиной. Как мы потом выяснили, это ехал сотрудник милиции после дежурства. Он рассказывал, что спокойно двигался по главной дороге, а на педаль тормоза нажал, когда «Жигули» проскочили перед самым его носом.

«То есть еще мгновение-два, и было бы серьезное ДТП. Это к слову про погони и риски».

Да, инспекторам нужно следить за попутными и встречными автомобилями, а еще за пешеходами, и в такой ситуации упустить преследуемую машину ничего не стоит.

— Смотрите, в ролике с гродненскими инспекторами именно очевидцы подсказали, куда поехал водитель Renault, — замечает ведущий «Разборов...». — Хотя сотрудники ГАИ, надо признать, стартовали очень оперативно.

Что можно предпринять для остановки автомобиля, водитель которого, не взирая ни на что, продолжает движение?

— На самом деле возможности ограничены, — говорит Юрий Краснов. — Можно догнать и даже опередить преследуемую машину. Но что это дает? У меня многие спрашивают, почему инспекторы не таранят автомобили. Этому есть несколько объяснений. Одно из них — они пытаются сохранить служебный транспорт.

Ведущий рубрики обращает внимание на ролик с задержанием угонщика Volkswagen в Бресте. Заметно, что сотрудники ГАИ стараются избегать даже малейшего столкновения, а водитель микроавтобуса словно готов пойти на таран.

Кто-то спросит: а как же «ежи», «лианы» и прочие спецсредства, с которыми так ловко управляются инспекторы во время показательных выступлений?

— Во время моей службы дело с этим обстояло так: спецсредства находились в РУВД, — утверждает Юрий Краснов. — Меня это всегда удивляло: неужели в случае необходимости мне следует поставить погоню на паузу, съездить в управление, получить «колючки» и после этого возобновить преследование?

«На мой взгляд, спецсредства должны иметься в каждом служебном автомобиле. Ты ведь не знаешь, кому выпадет судьба вести преследование сегодня».

Чуть ли не единственный случай с использованием спецсредств, о котором стало широко известно, произошел недавно под Минском. Тогда инспектор сумел опередить преследуемый Volkswagen и расстелить перед ним «еж».

С табельным оружием тоже все непросто. Мало предупредить водителя, что будешь стрелять, необходимо еще согласовать действия, а также выбрать момент.

— Был случай в Червене, — вспоминает Юрий Краснов, который за время службы ни разу не стрелял в человека. — Мой напарник остановил Ford. А когда подошел, водитель начал движение и сбил его. Перекатываясь, мой коллега выхватил пистолет и произвел выстрел по колесам. Но одна пуля попала в багажник, отрикошетила от ящика с инструментами и угодила в пассажира. В машине, как потом оказалось, находились 13 человек. Один из них был ранен.

«Это я к тому, что применение огнестрельного оружия может иметь последствия, которые ты не планировал».

Акт третий. Задержание

Может сложиться впечатление, что обычно погоня длится несколько часов. Но судить по исключительным случаям, которые получают большой резонанс, не совсем верно. На самом деле преследование, как правило, занимает пару минут.

— Преследование в Бобруйске, о котором я вспоминал выше, заняло не более двух минут. Водитель заехал в тупик и сам себе перекрыл путь к отступлению, — говорит ведущий рубрики.

Есть, конечно, особенные происшествия, когда, например, отказывается останавливаться дальнобойщик на большой фуре. Водителя не смущают даже простреленные колеса, и автопоезд продолжает движение. Поди останови такую махину...

— Видел на YouTube ролики с тренировок американской полиции, — приводит пример Юрий Краснов. — Мне понравился один прием. Служебная машина при приближении выстреливает сеткой или канатом, которые блокируют колеса преследуемого транспортного средства. После этого задержание становится делом техники.

Акт четвертый. Финал

При задержании, по воспоминаниям Юрия Краснова, беглецы ведут себя по-разному: «Как-то наперерез мне выехал микроавтобус и остановился на встречной для него обочине. Оттуда пулей выскочил водитель и побежал в лес. Понятное дело, я начал преследование: не просто ж так человек скрывается? Нырнул в чащобу, крикнул, что буду применять табельное оружие, а он упал на землю, руки за голову и кричит: „Только не стреляйте“».

«Во время погони возникает ощущение, что готов размолотить весь город, а как только остановился, так руки в гору и сдается. Когда разговоришься, оказывается, что обычный, нормальный человек. А почему бежал? Эмоции, потом уже не мог остановиться. Инерция...»

Перед непосредственным задержанием все же приходится побегать. Это последний шанс для водителя. Как показывает практика, скрыться в таком случае удается очень редко.

На карантине не теряйте форму. Беговые дорожки (есть на складе) в Каталоге Onliner

электрическая беговая дорожка, ручная ступенчатая регулировка угла наклона, полотно: 42×123 см, 12 программ тренировок

— Сопротивление оказывают преступники, которым нечего терять, — считает ведущий рубрики. — Обычные водители понимают, что им скорее грозят меры административного воздействия. Например, те двое братьев из Бобруйска, за которыми мы гонялись, не пытались ничего предпринять — мол, попались так попались, вези, куда надо.

Хотя Юрий Краснов не исключает, что случаи нападения на сотрудников ГАИ все же бывают. Но происходит такое редко:

— Что после задержания? Машину на охраняемую стоянку, водителя — на освидетельствование. В процессе, понятное дело, общаешься, спрашиваешь, что стало причиной. Если нормальный, ты даже симпатией проникаешься, никакой обиды нет. Ну поиграли в догонялки...


— Знаете, мне до сих пор сложно ответить на вопрос, поднятый в сегодняшней публикации, — подытоживает Юрий Краснов. — С одной стороны, необходимо создать такую систему, чтобы неотвратимость наказания была обеспечена более спокойными методами — с привлечением и того, кто машину дал, и того, кто управлял, и того, кто наливал. С другой — требуется обучить сотрудников действовать принципиально, выработать четкую тактику, обеспечить необходимыми спецсредствами, мощными автомобилями, позволить таранить преследуемые машины.

«Я очень благодарен своему напарнику по „Стреле“ Евгению Шадуро, который научил меня тактике преследования, передал опыт и всегда был верным и надежным напарником».

Корм для собак на складе и с доставкой

сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг)/крупная (от 25 кг), пакет
сухой корм, порода: мини (до 10 кг)/средняя (от 10 до 25 кг), пакет

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка. Видео: Игорь Деменков
Без комментариев