«Был момент, когда пассажиров стало меньше наполовину»: как городской транспорт переживает пандемию

580
09 июня 2020 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка, фото носят иллюстративный характер

«Был момент, когда пассажиров стало меньше наполовину»: как городской транспорт переживает пандемию

Когда все это началось, теперь уже, наверное, и не вспомнить. Если за отправную точку считать конец февраля (тогда был подтвержден первый случай COVID-19 в Беларуси), то мы сосуществуем с вирусом уже четвертый месяц. Поначалу все казалось несерьезным: помните, как таксист отказался везти казаха, решив, что тот китаец? Или как на водителя нажаловались за то, что он кашлял за рулем? Но время идет, цифры растут — давно уже стало не до шуток. Мы устали носить маски на подбородке, толком к ним не привыкнув. Кто может — работает на изоляции, но могут далеко не все. Сегодня говорим о городском транспорте — там тоже тяжело, но движение не прекращается.

Городской транспорт в период пандемии

Троллейбусы, автобусы

Наш читатель Sven12 — водитель троллейбуса в Минске. Много лет в профессии: уход, возвращение — все было. Со своего водительского места он видит, как в эти смутные месяцы меняется город и пассажиры.

Как посещаемость?

— Пассажиров стало меньше. Был же период, когда школьники сидели на каникулах, студенты никуда не ездили — тогда уменьшение пассажиропотока особенно сильно бросалось в глаза, — рассказал Sven12 корреспонденту Onliner. — В городе есть маршруты, где пассажиропоток и без того невысокий, но даже там люди хотя бы в часы пик ездили: на работу, с работы.

А теперь можно только один круг повозить пассажиров, буквально полсалона, и все, катаешься пустой.

У водителей общественного транспорта есть еще один индикатор — реализация талонов на проезд. Чем больше талонов продал, тем бóльшую доплату получишь.

— Просели эти продажи и довольно сильно, я вам скажу. Раньше за талоны можно было и 150 рублей надбавку получить, и 200, а теперь у меня вроде рублей 90 вышло — такая вот математика, — говорит собеседник.

А среди водителей?

— Людей в принципе (я имею в виду водителей) как не хватало, так и не хватает. И я бы не связывал это с коронавирусом — он сильно погоду не сделал. Все началось еще раньше, минимум с конца прошлого года.

Вот я смотрю по больничным: в среднем по парку до 30 человек на них болтается — так всегда и было.

У остальных переработки — это стабильно. Просят выйти, поработать. Но, правда, стараются, чтобы мы соблюдали режим труда и отдыха, — так, чтобы без выходных и проходных, не гоняют. И это касается всех троллейбусных парков, насколько я знаю. В автобусных, говорят, дела получше обстоят, — рассказал Sven12.

В маске или без маски?

Рекомендация — очень мягкое слово, согласны? Настолько мягкое, что его нетрудно игнорировать.

— Я бы сказал, что половина пассажиров носят средства индивидуальной защиты (маски, перчатки), а другая половина не носит. Все зависит от человека.

Пожилые люди, наверное, в этом отношении осторожнее, хотя и молодежь часто вижу: маски, перчатки, очки — ходят как в каких-нибудь фильмах, — отметил водитель.

Если в салоне стало меньше пассажиров, то хватает и свободных мест, чем логично воспользоваться:

— Да, стараются рассесться подальше друг от друга — я это тоже замечаю. Почему бы и нет, раз ситуация позволяет. 

У водителей, кстати, также в обязательном порядке есть антисептический раствор, которым можно, к примеру, обрабатывать руки либо поверхности.

— Каждому выдали такой специальный баллончик, который можно пополнять на диспетчерских станциях из дозаторов — таких же, какие теперь висят во многих магазинах. Многие делают так: продал талончик пассажиру — обработал руки. Другие пользуются антисептиком реже, например перед обедом. В любом случае эти баллончики водители оценили. А маски как-то не особо: я сам не ношу, да и редко замечаю, чтобы кто-то из коллег носил — все же у нас свое пространство, отгороженное стеклом. Наверное, оно от чего-то защищает, — предполагает собеседник.

А подвижной состав правда дезинфицируют?

— Правда. На диспетчерских станциях дежурят люди, у них специальное средство, распылители, — подтвердил Sven12. — Машина же весь день работает, но дважды водители заезжают на обед. В это время салон обрабатывают: заливают пол, протирают поручни, сиденья — то, к чему люди прикасаются. Водительские кабины почему-то не обрабатывают, но я не знаю, с чем это связано.

Опять же, все зависит от человека, от того, насколько он ответственно относится к своей работе. Одни тщательно все протирают, на совесть. Другие забегают — что-то разлили, где-то пшикнули, и готово.

Итого: две дезинфекции каждый троллейбус и автобус проходят в течение дня на диспетчерских станциях. Но это не все.

— После окончания смены подвижной состав снова обрабатывают. Для этого у нас в парке даже закупили специальную технику: она не как распылитель, а больше напоминает парогенератор. Ходят люди, обрабатывают салон этим паром, наверное частицы как-то более равномерно оседают повсюду. Как в остальных парках с этим — не узнавал, но у нас да, дезинфицируют, я сам видел.

Когда пассажиры вернутся?

Ситуация быстро меняется. Это специалисты рассчитывают пик пандемии, делают прогнозы, а у людей на все собственный взгляд, люди устали.

— Я стал замечать, что пассажиров становится больше. Из спальных районов поехали в магазины, из магазинов, — отмечает водитель. — Заполняемость салона в последнем месяце стала больше, при том что сейчас дачный сезон. И опять же, многое зависит от маршрута.

На Немиге весной было тихо. А сейчас — какой там коронавирус, о чем вы? Народу столько, что двери не закрываются!

Маршрутные такси

Городские, пригородные, междугородние маршрутки также не прекращали свою работу в эти месяцы и испытывают те же проблемы, что и другие виды общественного транспорта. Мы побеседовали о ситуации с руководителем одной из компаний, занимающихся пассажирскими перевозками в Минске.

Падение — 35—40%

— Это те цифры, которые мы сегодня видим: пассажиропоток во время пандемии упал практически на 40%. Да, понемногу он начинает восстанавливаться, мы это видим. Трудно сказать, с чем это связано: то ли людям надоело соблюдать все эти меры предосторожности, сидеть по домам, то ли приходится выходить на работу, а может, кто-то уже переболел и перестал бояться, — рассказал собеседник.

— Думаю, дело все же в усталости: страх сменился некоторым самоуспокоением, многие свыклись с тем, что происходит вокруг.

Но это тенденция последних недель, максимум — одного месяца. Пока, если смотреть на официальную статистику Минздрава, ничто не указывает на то, что можно расслабиться.

Меры предосторожности

Маршрутка — это микроавтобус: внутри куда меньше пространства, чем в троллейбусе или автобусе, и пассажиры зачастую располагаются куда ближе друг к другу.

— Если говорить про использование масок, то 50 на 50: кто-то их носит, кто-то — нет. В прежние месяцы, когда волнений было больше, люди были осторожнее: хотя бы старались рассаживаться подальше друг от друга, — говорят перевозчики.

А что же водитель? Он, в отличие от коллег в тех же троллейбусах, никакой перегородкой от салона не отделен.

— Бывало, просили в индивидуальном порядке распечатать брошюру с призывом при наличии свободных мест садиться дальше от водителя.

Водители получают средства индивидуальной защиты, но никого заставлять мы не можем. Бывает, человеку трудно маску надевать, хочется свежим воздухом дышать — каждый решает сам, — отметил собеседник.

К слову, в компании был один подтвержденный случай коронавируса, причем водитель заболел на работе.

— Месяц он пробыл в самоизоляции, обошлось без осложнений, была только небольшая температура. Человек уже благополучно вернулся к работе, — уточнил руководитель.

Маршрутки в Минске тоже обрабатывают антисептическими средствами. Происходит это как минимум раз в сутки, после окончания смены: дезинфицируют поручни, сиденья — на смену машины выходят чистыми.

— На прежние показатели по пассажиропотоку мы, конечно, и близко не вышли. Но работаем дальше, — подводят итог в компании.

Такси

Что происходит с такси? С одной стороны, если все виды городского транспорта не досчитываются пассажиров, то и здесь должен быть спад. Или, может быть, люди с общественного транспорта как раз пересели на более индивидуальный?

Для полноты картины мы пообщались с тремя таксистами, которые все эти месяцы не прекращали работу в столице.

Константин: «Поначалу совсем плохо было»

— Я работаю не только в такси, у меня есть и другой источник дохода. Поэтому езжу не много, на собственном авто. В день выходит по 10—15 пассажиров, — рассказал Константин. — Заказов однозначно стало меньше. Последний месяц картина чуть выравнивается, а поначалу совсем плохо было.

Такси в период пандемии удобно тем, что контактируешь, по сути, только с водителем. Доля риска присутствует всегда, но если оба проявляют предусмотрительность, опасность заразиться будет минимальной.

— Со своей стороны я регулярно проветриваю салон — после каждого пассажира. Маску, скажу честно, не ношу. Во-первых, в ней жарко — неудобно ездить долго. Во-вторых, как говорится, от судьбы не уйдешь, — говорит Константин. — Пассажиры кто как: первое время активно все в масках ездили, а теперь люди привыкли, что живут бок о бок с вирусом.

Никуда от этого не уйти. Поэтому и я особо не волнуюсь: работаю как и работал.

Дмитрий: «То, как люди накручивают себя, страшнее самой болезни»

Это тот самый Дмитрий, у которого были проблемы с пассажирами из-за кашля. Он утверждает, что напряженность у некоторых клиентов с тех пор не спала.

— Пассажиров меньше, но увеличивается число людей с психозом. Пример: садится женщина — в маске, пластиковых хирургических очках, перчатках, которые сбрызгивает антисептиком. На сиденье стелет полиэтиленовый пакет. Я говорю: «А что вы делаете? У меня чистая машина». Она отвечает: «Вы не понимаете. Если я сяду просто так на это сиденье, мне придется вернуться домой, перестирать всю одежду и прогладить ее утюгом, чтобы убить все микробы». Скажу честно: такого я не понимаю. То, как люди накручивают себя, страшнее самой болезни, — отмечает собеседник.

Дмитрий тоже отмечает существенный спад спроса, а значит, и заработка:

— Упало все в два раза. Последние дни вроде как почувствовали второе дыхание, но все равно до показателей прошлого года далеко. Многие предпочли поставить авто на прикол, чем работать «в ноль».

В заключение водитель рассказал еще одну историю:

— Садится супружеская пара и начинает рассуждать, какие все вокруг дураки, потому что не носят маски. Я не выдержал, спрашиваю: «А я тоже дурак, раз без маски?» «Да, — говорят. — Тоже дурак». Ладно, проехали. Следом садятся двое мужчин, оба без масок. Я им: «Знаете, а мы ведь с вами дураки, оказывается, — у нас масок нет». И тогда один из них отвечает: «Здоровому маска не нужна, а больного уже не спасет». Мне запомнились эти слова, что-то в них есть.

Сергей: «Перестали ездить тусовщики, айтишники и экономисты»

— Зимой все было хорошо, а где-то с середины марта число заказов упало в полтора-два раза, — рассказывает Сергей, еще один водитель из парка-партнера «Яндекс.Такси». — Отвалились тусовщики, да. Но хуже, что перестали ездить айтишники и офисные работники, экономисты, например — видимо, перешли на удаленку. Вот это сильнее всего сказалось. 

С другой стороны, появилась новая категория клиентов: те, кто на такси обычно не ездит, просто «в транспорте столько народу, а здесь вроде как безопаснее». Чаще это женщины, но одни они не могут ликвидировать дефицит в айтишниках и экономистах, которые работают теперь из дому.

Недавно «Яндекс.Такси» ввело новую услугу — «Доставка». Безусловно, по нынешним временам проще отвезти посылку, чем контактировать с пассажиром. Но пока, как говорят водители, таких заказов немного, и выправить общую ситуацию за их счет не выходит.

— Однако народ, нужно отметить, потихоньку стал возвращаться. Где-то после 9 мая люди расслабились, больше стали ездить. Сейчас еще потеплело. У меня примерно по 20 поездок в день выходит, — отмечает собеседник.

Расслабились и стали игнорировать простейшие требования медиков:

— Раньше подавляющее число пассажиров были в масках. Теперь я уж и не припомню... А, вчера одну девушку подвозил, которая была в маске. Представьте: одна за два дня.

Сергей, в свою очередь, регулярно обрабатывает салон дезинфицирующим средством, после каждого клиента устраивает проветривание. Садиться спереди в его машину почти запрещено, но пассажиры туда обычно и не стремятся.

— Первое время я тоже сильно переживал из-за этого вируса, — добавляет водитель. — У меня бабушка и дедушка, за которыми нужно ухаживать. Хотел даже на карантин уйти, но не получилось. А сейчас отошел, как, наверное, и большинство. Привык, что ли.

Электросамокаты в Каталоге Onliner. Покупайте с оплатой онлайн по карте Visa и выигрывайте iPhone каждую неделю

взрослый/подростковый (макс. 100 кг), до 30 км/ч, мощность 350 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 6 А·ч, рекуперация, материал платформы: алюминий, вес 11.7 кг
взрослый/подростковый (макс. 110 кг), до 25 км/ч, мощность 250 Вт, запас хода 30 км, аккумулятор 7.8 А·ч, рекуперация, вес 12.5 кг

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Без комментариев