Свое чужое пространство. Как в Серебрянке двор хотят сделать безавтомобильным

13 апреля 2017 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

Свое чужое пространство. Как в Серебрянке двор хотят сделать безавтомобильным

Пока в Минске есть только один двор, который удалось избавить от автомобилей, но, возможно, у него появится «конкурент». Уникальный опыт председателя ЖСПК из Каменной Горки Александра Иванова сейчас пытаются повторить в Серебрянке. Никаких эвакуаторов, штрафов и силового решения проблемы! Представители Минской урбанистической платформы выбрали мягкий сценарий и сложный путь переубеждения. Ребята пригласили жильцов выйти из квартир и самим распорядиться общественным пространством. Увы, откликнулись единицы. Дело не в инертности минчан или нежелании сделать лучше. Нам показалось, что проблема существенно глубже. Поверьте, если бы кто-то посмел покуситься на машино-место, двор мгновенно бы встрепенулся — много раз мы такое уже наблюдали.

...Двор по улице Малинина, 30, мало чем отличается от таких же в Малиновке, Курасовщине или на Юго-Западе. Между двух многоэтажек спрятался детский сад. Вокруг лужайка, но она привлекает разве что владельцев собак. Остатки игровых площадок представляют из себя довольно унылое зрелище: пара качелей, горка, песочница... Из-под нескольких слоев краски, которыми покрыты железные конструкции, кое-где проглядывает ржавчина.

Задней частью автомобили припаркованы на том, что раньше было газоном. О таком способе негласно договорились жильцы, чтобы оставалось место для проезда и уместилось побольше машин. В условиях дефицита площади многие идут на это сознательно.

Конечно, можно было бы действовать по привычной схеме — вызвать ГАИ, эвакуаторы. Но мы хорошо помним, чем обычно заканчиваются попытки убрать автомобили с зеленой зоны силой. Разовые акции по инициативе экологов и при поддержке сотрудников ДПС проходят со скандалами.

Врезалась в память реакция одной из автовладелиц, привлеченной к ответственности. Это было как раз в Серебрянке: разъяренная женщина, проходя рядом с представителями комиссии, с разбегу прыгнула в лужу, явно пытаясь обрызгать чиновниц. Ей это удалось — светлые брюки коммунальщиц были безнадежно испачканы. Сотрудники милиции предложили составить по факту мелкого хулиганства административный протокол, но чиновницы, к их чести, наотрез отказались — не хотели усугублять конфликт.

— Парковка на зеленой зоне — это экологическая и эстетическая проблема, а также угроза безопасности, например, детей, — перед презентацией проекта мы говорим с социологом Минской урбанистической платформы Андреем Карпекой. — Разумеется, ничего не навязываем. Решение должны принимать сами жильцы. Но в идеале, на наш взгляд, сделать двор пешеходным. Мы непременно предложим свой вариант.

Особенность проекта в том, что урбанисты не просто предлагают убрать автомобили (куда? зачем, если мне тут удобно? на каком основании?), а дают альтернативу — показывают, каким двор может быть. Вместо нагромождения машино-мест — уютная беседка с мангалом. Там, где сейчас разъезженный колесами автомобилей газон, — площадка для волейбола. Пропитанный машинным маслом грунт заменен плодородной почвой, высажены кусты роз.

По задумке урбанистов, решать судьбу двора должны сами жильцы. На столе разложен ватман с планом дома и схемой прилегающей территории. В коробочках заготовлены вырезки из бумаги: зеленые квадратики — это газон, серые — асфальт. Есть еще шестигранники, напоминающие пчелиные соты, с подписями-пожеланиями — «весело», «уютно», «тепло», «просматриваемо». Отдельно — «соты», касающиеся активностей: изображения велосипеда, мини-огорода, собаки, магнитофона и др.

— Верим, что в этом дворе есть возможность организовать среду без автомобилей. Но прежде нужно пройти долгий путь, — Андрей Карпека явно избегает категоризмов вроде «изгнать», «эвакуировать», «очистить». — Нам бы хотелось, чтобы на данном этапе начался диалог. Автовладельцев много. Кто-то из них готов пойти на компромисс, кто-то — нет. Люди ведь очень разные.

Диалога, впрочем, не получилось. Несмотря на приглашение (объявление вывесили на специальной стойке, которую, к слову, сделали силами неравнодушных жильцов двора), горячий чай и булочки, на «мастерскую» пришли несколько подростков и пенсионеров. Хотя многие их соседи заинтересованно выглядывали в окна: откуда палатка, кто эти люди и что за слайды они показывают?

— Недавно мы были в Познани и Праге, — урбанисты наконец начинают презентацию проекта под недвусмысленным названием «Альтернативный двор». — Посмотрите, как там устроена жилая среда на окраинах городов. Вот мини-батуты, вмонтированные в асфальт. Развлечение не только для детей — оказывается, взрослые тоже любят попрыгать на такой штуке. А тут палисадники — дома буквально утопают в зелени. Это выглядит очень уютным. Бордюры полностью убраны, таким образом создана безбарьерная среда.

— Очень красиво, — одобрительно кивают женщины. — А давайте сами решать, как у нас будет! Что нам до других?

— Пару минут. Мы обязательно предложим поучаствовать, — уверяют спикеры.

Урбанисты переходят в мягкую атаку: а что мы наблюдаем во дворе по Малинина, 30? Функциональное предназначение общественной зоны не ясно. Что это — площадка для выбивания ковров? Или место выгула собак? А может, парковка для автомобилей?

— Все равно никуда не уедут эти машины, — одна из пенсионерок с ходу переключается на злободневную тему.

Скепсис жительницы дома понятен. Все идеи по деавтомобилизации дворов в Минске звучат утопично. Хотя есть одно исключение. От дома по улице Кунцевщине, 9, удалось убрать практически все машины. Хотя раньше двор там тоже был забит автомобилями, водители парковались на тротуарах и газонах. Достигнуть невероятного для нас результата удалось только благодаря системным мерам и упрямству председателя местного ЖСПК Александра Иванова. Новые порядки разделили дом: одна часть поддерживает реформатора, другая — по поводу и без пишет на него кляузы. Сейчас его цель — удержать результат. Город занял неоднозначную позицию — вроде бы не препятствует, но и не поощряет.

Инициатива урбанистов предполагает другой сценарий — добиться поддержки большинства и показать, что управлять общественным пространством можно и нужно. А двор на Малинина, 30, выбрали потому, что нашли поддержку у председателя местного ЖСПК. Солидарная позиция стала эдакой точкой входа.

— Наш двор умещает около 80 автомобилей, — приводит в пример подсчеты председатель ЖСПК Татьяна Овсейчук. — А на ближайших охраняемых стоянках, идти до которых не более пяти минут, находится 110 машино-мест. Их можно арендовать или приобрести — я специально узнавала.

Технически убрать машины из двора можно. Но кто на это пойдет? Пока будет альтернатива (бесплатная парковка под окнами или платная в пяти минутах от дома), ни о какой заинтересованности автовладельцев говорить не получится. Нужен стимул. Таковым может быть желание жить в другой среде. Увы, пока это выглядит слишком призрачным.

Присутствующих на «мастерской» просят поучаствовать в планировании альтернативного двора. Подростки, подбадриваемые пенсионерами и урбанистами, робко берут в руки карточки.

— Куда отправим собак? — спрашивает один из участников.

— Зачем они тут вообще нужны? Что, им мало места? Пусть за пределами квартала гуляют! — вступает одна из пенсионерок.

— А вот что нужно, так это мужикам дать уголок. Иначе они все разнесут, что мы тут построим, — выступает в интересах мужской части двора другая жительница.

Карточки с изображением пивного бокала вызывают скорее недоумение. Но урбанисты объясняют: сколько милицию ни вызывай, убрать выпивох из дворов невозможно, проще выделить им место, где они никому не будут мешать.

— Слушайте, а пусть игровая площадка будет рядом с лавочками. Тогда мы сможем следить за детьми, — предлагает пенсионерка, волновавшаяся о забавах для внуков.

Урбанисты предлагают организовать площадки для скейтов, воркаута, баскетбола. А вы тоже заметили, что подросткам в наших дворах абсолютно нечего делать? Ну не в песочнице же им копаться... Когда тинейджерам предлагают актуальные активности, это сказывается на снижении преступности среди несовершеннолетних. Ведь подростки заняты не поиском того, кто купит им пиво, а спортом.

— Машины все равно будут парковаться, так пусть лучше на асфальте, — говорит один из юношей, расширяя парковку.

Интересно, что акция заинтересовала троих юношей. Это была приятная неожиданность. Похоже, им не все равно, что будет с их двором. Причем такая молодежь, как заверяют представители Минской урбанистической платформы, выступает как раз за уменьшение количества автомобилей возле домов. Возможно, это они теперь так думают, а как только сами обзаведутся водительским удостоверением, изменят точку зрения? Впрочем, на Западе давно есть такая тенденция: молодые люди все реже получают права, а пользуются велосипедом и общественным транспортом, считая, что иметь личную машину уже не модно.

— Ай, все это без толку. Два человека не могут решить за весь двор, — вздыхают двое пенсионеров и неспешно удаляются.

Действительно, собрание сложно назвать легитимным, хотя бы потому, что автомобилисты на него не пришли. Кто-то из водителей деловито грузил шины в свой хетчбэк. Кто-то спешил на парковку, чтобы уехать по делам. Показалось, это не просто игнорирование, а четкая позиция, мол, мы даже не признаем вас и не хотим ничего менять, нас и так все устраивает.

Разговорились с одним из старожилов двора. Александр Леонидович, настроенный очень скептически по отношению к акции урбанистов, так объясняет свою позицию: «Хорошо помню, как повыдирали столбики, которые ограничивали парковку. Завезли на дачу, и делов. Не хочу я в этих активностях участвовать. С нашего кармана ерундой занимаются... Это ж не на Западе — украдут, и готово. Сам делал замечания лбам, которые разламывали песочницу. А мне женщинка с лавочки кричит: „Ты не имеешь права детей обижать!“ Хоть я их даже пальцем не тронул... Кому это все надо? Как есть, пусть и будет. А один ведь в поле не воин».

Бабушки, расположившиеся на скамеечках возле одного из подъездов, высказывают примерно то же мнение: не хотим, чтобы наши деньги транжирились, пусть лучше лифты починят. Все в конечном счете сводится к жалобам на извечные коммунальные проблемы. А в итоге пенсионерки заключают, кивая на клумбу: «Нам этого хватает».

— Никаких денег требовать не можем, — пытаются переубедить критическое большинство урбанисты. — Реализовать проект «Альтернативный двор» планируется за счет частных спонсоров и привлечения административных ресурсов. Возможно, мы предоставим материалы, а сделать беседки или футбольное мини-поле попросим жильцов. Ведь труд — это самая дорогая часть стройки.

В пример урбанисты приводят двор на Партизанском проспекте, где установили детскую площадку. Не скажешь, что тут все преобразилось, а водители больше не паркуются. Но решение, безусловно, добавило уюта — теперь выйти во двор приятно. Как говорят представители Минской урбанистической платформы, людям нужен был импульс. Жильцы после проекта сами сделали качели, добились, чтобы привезли три машины грунта, обрезали деревья, собираются высадить кусты.

Можно сколько угодно рассуждать про инертность и особенности ментальности минчан/белорусов. Но кажется, нет главного — осознания, что территория двора — твоя и ты там можешь быть полноценным хозяином. Вот на даче — да, пятнадцать соток просто так не отберешь. А территория возле подъезда же ничейная, ну сделаешь что-нибудь — так изымут, отберут, выкорчуют. У людей есть опасения, что результаты их труда будут уничтожены.

Отсюда возникает чисто потребительское отношение к такому пространству и использование дворов по остаточному принципу. Как неухоженный огород, территория возле многоэтажек превратилась в отхожее место, пригодное разве что для хранения штампованного железа.

На Западе двор — это не просто территория ЖЭСа или городская земля. Есть границы (иногда огороженные), свой свод правил (сформулированный самими жильцами), а главное — чувствуется ухоженность.

Например, машино-места в Польше и Чехии, о которых говорили урбанисты, нередко регламентированы. Это чрезвычайно важный момент, когда площадь для автомобилей конструктивно выделена и отмечена разметкой. Тогда они никому не мешают и не перекрывают обзор, не съедают жизненное пространство.

В Минске, увы, чаще получается как с колхозным полем — вокруг все ничье, вокруг все мое... Когда выгодно, мы бросаемся грудью на защиту машино-места, когда нет — ну и пусть ломают эту песочницу, все равно никому не нужна.

— Закрыть двор от автомобилей — задача сложная и решается не сразу. Мы и не предлагаем строить трехметровый забор, загораживая проезд, — признает архитектор Минской урбанистической платформы Надежда Царенок. — Этот вопрос предполагает комплексное решение, которое реализуется поэтапно. Нашим проектом мы хотим скорректировать отношение людей к дворовой территории и показать, что изменения реальны, как это было на Партизанском проспекте — тогда жильцы тоже были настроены скептически. Инициировать изменение устоявшихся привычек всегда сложно, но это того стоит.

Надежда Царенок

После «мастерской» мы задали активистам Минской урбанистической платформы несколько вопросов. Считать ли такую встречу неудачной? Как сделать так, чтобы пришла целевая аудитория — автомобилисты? Может, создать группу в Viber или Telegram? Безусловно, с чего-то начинать надо. Быть может, предложения урбанистов звучат несколько наивно, и не верится, что кто-то внемлет призыву и выйдет во двор с шуруповертом и лопатой, но стоит кому-то одному взяться — втихомолку, без упреков и косых взглядов, — и сразу же найдутся единомышленники. А как оно будет на самом деле — посмотрим...

Детские уличные комплексы и горки в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев