415
26 августа 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка

«Только в Беларуси Bentley и МАЗ могут стоять рядом в левом ряду», или Что делают грузовики в городе?

Чем выше уровень автомобилизации, тем чаще минчане задумываются: а что делают столько большегрузов в городе? На протяжении последних лет эксперты обращали внимание, что габаритный транспорт является серьезным фактором аварийности в Минске. Быть может, сам грузовик и не станет непосредственным участником ДТП, но из-за ограниченного обзора другой водитель вовремя не увидит опасность. А еще вспомните про экологию, заторы и прочее. В редакцию обратился минчанин Илья Петров, который много ездит по Беларуси, Литве, Польше, Украине, России: «Водители грузовиков в Западной Европе ведут себя совсем по-другому. Проезд на красный, движение в третьем ряду, лихорадочные перестроения — это массовые нарушения для нашей столицы».

GPS-трекер и хороший алгоритм решают…

Если вспоминать последние громкие происшествия в Минске, среди них окажется немало ДТП с участием грузовых автомобилей. Трагедия возле ТЦ «Замок», гибель водителя легковушки на Партизанском проспекте, пьяный наезд на водителей на МКАД...

Но даже в мелких авариях и конфликтах нередко фигурируют шоферы фургонов, самосвалов, автопоездов.

— Большая разница в том, как ездят водители грузовиков по дорогам Западной Европы и Беларуси, — Илья Петров проезжает в среднем по 50 тысяч км в год по дорогам нашей страны, Польши, России, Литвы, Украины. — Причем это могут быть одни и те же люди! Но там они заинтересованы двигаться аккуратно, соблюдая ПДД и негласный водительский этикет, а в белорусских городах, и в частности на МКАД, такое ощущение, что для них действуют другие принципы.

Илья Петров

Наш собеседник перечисляет, какие маневры водителей большегрузов его больше всего раздражают: хаотичные перестроения, необоснованное нахождение на проезжей части слева и проезд на запрещающий сигнал светофора.

Сразу, конечно, вспоминается трагический случай на Партизанском проспекте в Минске. Тем более что на днях там ситуация повторилась точь-в-точь, но с одним отличием: под самосвал никто не успел выехать, а иначе бы…

— Хаотичные перестроения — это болезнь не только водителей грузовиков, — замечает Юрий Краснов. — Дурной пример заразителен. Вот откуда берется привычка постоянно перестраиваться? В наших городах регулярно приходится менять полосы, и формируется рефлекс. Ряд не едет? Значит, нужно прыгнуть в соседний.

«Иногда складывается впечатление, что водители грузовиков едут по навигатору и слабо себе представляют, что их ждет в реальности на той или иной улице. А „ловушек“ в организации дорожного движения у нас много», — высказывает предположение Юрий Краснов.

— Это беда водителей из регионов, плохо знающих Минск и другие города, — солидарен Илья Петров. — А экспедиторы и логисты имеются далеко не в каждой транспортной компании.

Ведущий «Разборов…» приводит в пример опыт одной из минских транспортных компаний, которая следит за манерой вождения своих сотрудников с помощью GPS-трекера и онлайн-приложений. Алгоритм учитывает множество факторов, в том числе количество интенсивных торможений. Если программа понимает, что водитель движется небезопасно, то ему на первый раз сделают замечание. В крайнем случае ставят вопрос об увольнении.

— Безобразное поведение некоторых водителей большегрузов на дороге — это в первую очередь следствие кадрового вопроса, — соглашается Илья Петров. — Вспомните, в советское время профессия шофера была уважаемой. Раньше руководители транспортных компаний интересовались манерой вождения, кто у них работает и вовремя реагировали. А теперь как будто обучение и прочая работа с водителями проводятся не везде.

Юрий Краснов подтверждает, что тоже обратил внимание на эту тенденцию: «Было немыслимо, чтобы 20—25 лет назад профессионал выехал со второстепенной и не уступил дорогу. А сейчас это стало повсеместно. Может ли на это влиять ГАИ? В инспекции есть служба технадзора. Я сам одно время в ней работал. Проводили профилактические мероприятия. Приглашали механиков предприятий, на них также составлялись протоколы, если выпускали в рейс неисправные автомобили. Но взгляните, сколько сейчас транспортных компаний, а еще частники… Невозможно физически их контролировать все время. Предприниматель машину на учет поставил, лицензию получил — и катается. Даже офиса нет! Сам себе водитель, механик, директор».

Вспоминаем случай, произошедший во время одного из рейдов с ГАИ. Тогда остановили водителя грузовика за нарушение правил обгона. Он стал выполнять маневр, во-первых, в зоне действия запрещающего знака, во-вторых, на закруглении дороги, а в-третьих, прямо на глазах инспекторов, находившихся возле служебного автомобиля с включенными спецсигналами.

Через несколько минут шофер собрался с мыслями, начал отчаянно оправдываться и настолько раздухарился, что стал рассказывать-де, ему надо было таранить переднюю легковушку и так было бы лучше. В конце концов, нервы не выдержали, и мы поинтересовались, а знает ли его руководство и инженер по безопасности о том, какие водители работают в компании. Ведь он вслух говорит, что не в состоянии разобраться в простейшей ситуации, а решением видит таран легкового автомобиля. Кто вообще ему доверил автомобиль и ценный груз. Только этот аргумент подействовал, и шофер замолчал.

А значит, эффективнее всего обращаться к реальной для водителей большегрузов силе — их начальству. В конце концов, они решают, кого взять на работу, когда водитель будет готов к большим рейсам и т. д.

Едем в город: по курсу негабарит! 

Решаем проехать по городу и в реальности посмотреть, как обстоят дела с грузовиками на улицах. Может, мы преувеличиваем проблему? Однако сразу же, на пр. Дзержинского, взгляд упирается в два габаритных транспортных средства — самосвал и автопоезд, которые движутся в соседних полосах.

— Вот такие ситуации вынуждают играть в «шашечки» даже тех, кто этого не любит, — говорит Юрий Краснов. — Но давайте задумаемся, в чем мотив водителей грузовиков. Скорее всего, они хорошо знают свой маршрут и выбирают путь наименьшего сопротивления. Ведь после перекрестка вторая полоса перейдет в первую или же упрешься в припаркованные автомобили. Те самые „ловушки“, о которых мы говорили выше.

Попутно замечаем еще несколько фургонов. Они стараются ехать правее и движутся спокойно, не вызывая возмущения в дорожном движении.

А вот на перекрестке улиц Немига и Романовская Слобода навстречу движется грузовик, который находится в крайней левой полосе. На этом пересечении и следующем поворот налево/разворот в это время суток запрещены.

— Вдруг ему нужно уходить на ул. Цеткин налево (к железнодорожному вокзалу)? — вступается за водителя ведущий «Разборов…».

— Но неужели для этого нужно перестраиваться за три квартала? — недоумевает Илья Петров.

— Если водитель понимает, что позже у него не будет возможности перестроиться без создания аварийной ситуации, то имеет ли он право сделать это заранее? — задает резонный вопрос Юрий Краснов. — В правилах не указано, за какое расстояние необходимо перестраиваться.

Приближаемся к пересечению с пр. Победителей. Впереди едет фургон, который сильно коптит, сизый дым вьется над проезжей частью. И это центр города!

Под путепроводом установлен знак «Движение грузовых автомобилей запрещено» и указана масса 1,5 т. «Автомобили с технически допустимой общей массой более 1,5 тонны, выехавшие на пр. Победителей, могут двигаться, только если они обслуживают предприятия, расположенные на данной территории. При этом они должны въезжать в обозначенную зону и выезжать из нее на ближайшем к месту назначения перекрестке», — так говорят в ГАИ.

Правда, водителю не надо на эту магистраль, и он совершает разворот.

По ощущениям, на пр. Победителей после резонансного случая возле ТЦ «Замок» грузовиков стало поменьше. Возможно, это связано с несколькими рейдами ГАИ и в целом с большим вниманием к этой магистрали со стороны правоохранительных органов. Однако все же несколько грузовых автомобилей мы заметили.

Так, возле «Минск-Арены» замечаем самосвал в третьем (!) ряду. На этом участке проспекта скорость ограничена 80 км/ч. Но грузовик явно движется медленнее. Илья пристраивается за ним и показывает на спидометр: «50 км/ч».

Беда не только в том, что появляется разность в скорости по сравнению с соседними полосами. Такой «шкаф» еще сильно ограничивает обзор.

На одном из светофоров МАЗ останавливается рядом с Bentley. «Такое только в Беларуси можно увидеть», — усмехается наш водитель.

Наконец, становится понятной причина движения в третьем ряду: на перекрестке с ул. Ратомской самосвал поворачивает налево. В салоне нашего автомобиля вновь завязывается дискуссия.

— Поэтапно перестраиваясь, решил выполнить маневр, — выступает в защиту шофера Юрий Краснов.

— Нет, это называется «мне надо», — не соглашается Илья Петров.

— А водитель МАЗа считает, что лучше раньше перестроюсь, чем потом создам неприятность. Это называется субъективное восприятие дорожной обстановки.

Тихоход — это тромб в транспортной системе города

Разговор продолжается на МКАД, где в средней полосе довольно долгое время перед нами движется мусоровоз, задний номер которого виден лишь частично.

— Мог бы он двигаться правее? — задается вопросом Илья. — Пожалуй, да.

Но опять-таки не факт, что в правом ряду не упрешься в очередной тихоход. А значит, придется возвращаться в среднюю полосу. Такие шараханья явно не идут на пользу безопасности.

Вот еще одно подтверждение: возле съезда на Байкальскую обращаем внимание на грузовик в средней полосе. Навскидку его скорость чуть более 70 км/ч. К тому же он перевозит длинную планку. Хоть негабарит обозначен, но и Юрий, и Илья решают, что с учетом этого обстоятельства водителю разумнее было бы ехать в крайней правой полосе.

Однако вправо водитель перестраиваться не хочет. И на то есть причина. Тихоходы! Они движутся вдвое-втрое медленнее, чем основной поток.

Как раз в правом ряду тянется автокран. Пристраиваемся за ним. Смотрим на спидометр — 50 км/ч. Чуть позже (возле развязки с улицей Казинца) встретили автобус, который двигался, судя по выбранному методу оценки скорости, 25—30 км/ч. Очередной тихоход — трактор. За ним скопилась очередь из грузовиков, водители которых явно ждут возможности совершить опережение. А значит, снова перестроения, занятие второго ряда и прочее.

У Юрия Краснова рождается метафора: любой тихоход на скоростной магистрали (как МКАД) — это тромб в кровеносной системе.

Аналогия вполне уместная. Ведь трактор или очень медленный грузовик в крайней правой провоцирует перестроения в средний ряд водителей габаритных транспортных средств. Это в целом негативно сказывается на трафике.

Приходится констатировать, что на МКАД нет равномерного потока, — вздыхает Юрий Краснов. — У водителей грузовиков нет возможности все время ехать в крайней правой. Многие решают избегать постоянных перестроений и выбирают средний ряд, пусть это даже не нравится водителям легковушек. А еще нет полосы разгона. Это также причина того, что не хотят ездить по крайней правой полосе на МКАД.

Платный въезд для грузовиков в Минске

— Как вам кажется, а место ли грузовикам в городе вообще? — предлагаем направить разговор в другое русло.

— С учетом того, что в окрестностях Минска развиваются логистические центры, поток грузовых автомобилей в городской черте возможно минимизировать, — считает Илья Петров. — Конечно, движение некоторых большегрузов оправданно. Все-таки в городе ведется строительство, доставляются продукты, габаритные товары. Но часть перевозок можно делегировать небольшим фургончикам.

Напомним, ранее высказывалось предложение ввести платный въезд для грузовых автомобилей в Минске, для начала на МКАД. Хочешь ехать — пожалуйста, но плати.

Будет однобоко, если все же не сказать несколько слов в защиту водителей большегрузов. На прошлой неделе в Польше состоялась большая «итальянская» забастовка дальнобойщиков. Это был ответный ход на действия полиции, которая провела широкомасштабную операцию по контролю ПДД. Тогда водители автопоездов договорились двигаться на 10 км/ч медленнее верхней планки скоростного лимита и не совершать опережения. В результате на трассах растянулись огромные заторы.

А одна из транспортных компаний выпустила мощный социальный ролик. Видеокадры жизни обычного дальнобойщика сопровождались цитатами с форумов в интернете.

Нельзя умалять того, что водители большегрузов выполняют важные коммерческие, социальные функции. Транспорт — это мотор для экономики развитых стран. Перемещение грузов, пассажирские перевозки двигают нас вперед, позволяют покупать свежие продукты и современные устройства, делают нашу жизнь удобнее и лучше.


— Никто не говорит, что все водители грузовиков неадекватные, — подчеркивает в конце выпуска Илья Петров. — Как раз таки большинство ведет себя на дорогах разумно и адекватно. Но есть те, кто дискредитирует образ профессионала за рулем.

— Я старался оппонировать Илье, — подытоживает Юрий Краснов. — Пытался представлять точку зрения водителей грузовиков. Хотя иногда у меня не находилось аргументов. Было очевидно, что в некоторых случаях у водителей имелась возможность ехать правее. Кому-то все же стоит задуматься над стилем вождения: если не нужно поворачивать налево/разворачиваться, зачем вам третья полоса?

GPS-трекеры в каталоге Onliner.by

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!. 

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by