145
12 июля 2019 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка, Максим Тарналицкий, архив Onliner, архив наследников Владимира Крюка

«Машину Мележа продали», «соседи поняли, что наговорили лишнего», «случаются страшные приступы». Как поживают герои публикаций?

Автомобиль, который принадлежал писателю Ивану Мележу, продан на аукционе и попадет в частную коллекцию. Семья Борисенко, чей муж и отец едва не оказался за решеткой, после жизненных потрясений постепенно становится на ноги. А вот у пострадавшей в ДТП в Минском районе дела идут с переменным успехом: у Кати Ивановой периодически случаются страшные приступы. Рассказываем, как сейчас обстоят дела у героев пяти сюжетов, врезавшихся в память читателей Onliner.

Машину Ивана Мележа продали с аукциона. Она окажется в частной коллекции

Пару месяцев назад на аукцион в Минске был выставлен ГАЗ-21 (1960 г. в.). Уникальность автомобиля не только в хорошем состоянии (говорят, предыдущие владельцы порядком вложились, чтобы поставить машину на ход), но и в принадлежности когда-то Ивану Мележу.

Нам удалось связаться с дочерью писателя. Лариса Мележ подтвердила, что у отца имелся такой автомобиль. По ее словам, классик белорусской литературы сам доставлял романы в издательства: «Мама и папа набирали текст на машинке, потом грузили бумаги в автомобиль и везли их в Москву. Оба имели водительские права и с удовольствием управляли машиной, пока, конечно, позволяло здоровье».

Как говорит дочь писателя, возможно, именно на этом автомобиле в издательство доставили знаменитую Полесскую хронику. «В Беларуси все наотрез отказались издавать хронику, когда отец принес рукопись, — Лариса Мележ сообщила удивительный факт. — Его даже вызывали наверх, спрашивали, не боится ли он писать такое, пытались запугать. Тогда папа решил отвезти романы в Москву, но там их согласилась опубликовать только „Роман-газета“ (литературный журнал. — Прим. Onliner)».

Через некоторое время автомобиль оказался у друга писателя, фотографа Владимира Крюка. «Это был близкий друг семьи, который часто бывал у нас в гостях. Мастер, сделавший серию прекрасных снимков отца, за что мы ему очень благодарны. Это была не просто хроника событий писательской жизни, а настоящие этюды, очень живые и простые по сюжету. Сохранилось много фотографий с папой в стогу сена, возле берез или просто в семейной обстановке. Мне кажется, отец то ли подарил Владимиру Крюку машину, то ли продал за символическую сумму», — сказала дочь писателя.

Фотограф Владимир Крюк, друг Ивана Мележа. Фото из семейного архива наследников

До наших дней ГАЗ-21 дошел в отличном состоянии. Одним из требований хозяев было максимально сохранить оригинальный вид автомобиля. Это удалось.

— Торги состоялись со второй попытки, — рассказывает учредитель аукциона Виталий Скребец. — К нам обратился клиент, который ранее уже приобретал у нас машину. Он увидел публикацию на Onliner и заинтересовался ГАЗ-21. В какой-то степени эта покупка стала спонтанной. Победитель аукциона заверил, что не намерен извлекать из сделки какую-то прибыль. Этот автомобиль он воспринимает как раритет, ценный экземпляр и намерен заботиться о нем, лишь изредка выезжая в город.

Машина Ивана Мележа была продана за 11 тысяч рублей.

Дмитрий Матус находится в колонии-поселении. Жалобы эффекта не принесли

Мы продолжаем следить за судьбой Дмитрия Матуса — водителя автобуса, который на трассе М1 сбил пьяного пешехода (тот погиб). Несмотря на большой резонанс и возмущение в обществе, около года назад мужчина был осужден. Ему назначили три года лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении и взяли под стражу в зале суда.

Сторона защиты не отчаялась, было подано несколько жалоб. Однако это ни к чему не привело: решение оставлено в силе.

А в апреле близкие погибшего подали гражданский иск. Его мать потребовала взыскать с фирмы-перевозчика 236 тысяч рублей. Близкие Дмитрия Матуса считали, что в конечном итоге моральный вред придется оплачивать самому водителю автобуса.

Решение суда Несвижского района было таким: взыскать с фирмы-перевозчика в качестве морального вреда 30 тысяч рублей.

— Пока все осталось без изменений. Никаких регрессных исков не предъявлено, — рассказывает Светлана, друг Дмитрия Матуса. Девушка на протяжении всего процесса оказывала ему поддержку. — Дима остается в колонии-поселении, по-прежнему работает на стройке.

По словам Светланы, вся профессиональная жизнь Дмитрия Матуса была связана с управлением транспортными средствами. Он работал на скорой, водил фуры, потом автобус.

Мужчина не представляет, чем займется после отбытия наказания. Ведь отсчет срока лишения прав начнется только после освобождения.

В то же время родные осужденного надеются, что будет применена амнистия, о которой не так давно объявили: «На условно-досрочное освобождение Дима рассчитывать не может, поскольку не признал и не хочет признавать вину. Он считает, что в той ситуации сделал все возможное, а причиной ДТП стало резкое появление пешехода. Вопрос, на каком расстоянии находился автобус в момент возникновения опасности с учетом торможения и нарастания замедления при остановочном пути в 103 метра, ни предварительным, ни судебным следствием не разрешен. Так о чем можно вести речь, если вопрос о виновности или невиновности разрешается путем сравнения этих величин?»

У Кати случаются страшные приступы. Но ее мама не теряет самообладания

За еще одной судьбой мы пристально следим на протяжении последних нескольких лет. Школьница, которую сбили возле автобуса, после ДТП балансировала на грани, но выкарабкалась, пережив клиническую смерть и кому. Во время одного из заседаний суда на замечание матери девочки обвиняемый водитель спросил«За что извиняться?»

Водитель давно осужден, выплачена компенсация, что-то успело позабыться. А вот тяжелейшие травмы Кати Ивановой дают знать о себе каждый день. Сложно представить, каково ее матери, которая всегда оставалась с дочерью и продолжает демонстрировать волю на протяжении последних лет...

— В ноябре 2018 года нам сделали еще одну операцию, и теперь Катя может обходиться без капель, которые позволяли ей нормально дышать, — рассказывает мать девочки, Марина Ковчур. — Но нас пугают приступы, которые периодически случаются. Раз в несколько месяцев Катя теряет сознание, не реагирует ни на слова, ни на прикосновения, руки и ноги выкручиваются в разные стороны. Поверьте, со стороны это выглядит страшно. Приступ прекращается только после введения сильнодействующего лекарства, которое имеется у скорой.

По словам женщины, причиной приступов может быть внутричерепная гематома, которая появилась после ДТП. Медики опасаются проводить операцию, поскольку ее итог предсказать сложно. «Это образование может как рассосаться, так и увеличиться. Прогнозировать такое никто не берется, поэтому живем как живем», — вздыхает мать девочки.

Тем не менее Катя Иванова продолжает учебу (учителя приходят домой), закончила шестой класс на семерки, восьмерки и девятки. Детский хоспис, оказавший огромную помощь семье в первое время и поддерживающий сейчас, около месяца назад организовал для девочки и ее матери поездку в Санкт-Петербург. Сейчас они собираются в оздоровительный лагерь (в Столбцовском районе).

Водитель мусоровоза оправдан и категорически отказывается ездить за рулем грузовых автомобилей

Оправдательный приговор для водителя мусоровоза многими читателями был воспринят как нечто исключительное для нашей судебной системы (хотя, заметим, это не единичный случай). Сергея Борисенко обвиняли в совершении наезда на женщину на полигоне «Тростенецкий».

Как она попала на закрытую территорию? Почему оказалась под колесами грузовика? Был ли у водителя хоть один шанс ее заметить? У адвоката и пользователей сайта возникло много вопросов.

По совпадению за полгода до ДТП у семьи Борисенко сгорел дом, они срочно переоборудовали пристройку под жилье, влезли в долги. А потом еще потребовалось платить адвокату...

— После оправдательного приговора мы еще долго не могли поверить, что все позади, — признается сейчас Елена Борисенко. — Насколько знаю, с фирмы, где работал Сергей, какие-то деньги родственники погибшей взыскать все-таки смогли. Предприятие попыталось обратиться к мужу, мол, компенсируй. Но адвокат нам сказала: перспективы для компании никакой нет, пускай обращаются в суд. На этом все затихло.

Сергей Борисенко с дочерью. Июнь 2017 г.
Мужчина после трагического случая наотрез отказывается садиться за руль грузовых автомобилей. Теперь работает слесарем на том же предприятии. Ему так спокойнее.

А вот его супруга учится в автошколе, планирует получить водительские права: «Для меня это необходимость, нужно много ездить по службе. Раньше я работала мерчандайзером, теперь — торговым агентом. Что касается страха, то его нет: от судьбы ж не уйдешь. Сергей 30 лет ездил за рулем, и ничего, пока не случилось ДТП на свалке».

У семьи Борисенко жизнь постепенно нормализовалась: в дом провели газ, была куплена кое-какая мебель, продолжается ремонт.

«Ходят, с тоской смотрят на травку, выросшую на месте рытвин». Борьба во дворе дома на Восточной продолжается

Неоднократно на Onliner выходили публикации о борьбе, как правило, одного человека с водителями, паркующимися на газонах и тротуарах. На этот раз инициативу взяла в свои руки жительница одного из домов по ул. Восточной в Минске. Когда наши корреспонденты приехали во двор, они столкнулись с оппонентами Ольги: «Что вы ее слушаете? У самой машины нет, а нас хочет наказать. Она же каждый день у окна дежурит, фотографирует автомобили».

В действительности методы, выбранные минчанкой, можно назвать мягкими, но настойчивыми. Она стала предупреждать водителей с помощью листовок, регулярно делала фотографии, завела базу «повторников», грозила обращениями в ГАИ.

Обойтись без конфликтов, как мы убедились, не удалось. Но в целом автомобилисты отреагировали адекватно — газон и пешеходную дорожку удалось отвоевать.

— Жильцы двора на зеленой зоне и тротуаре больше не паркуются, — рассказала нам на днях Ольга. — В этом смысле статью я воспринимаю как заявление о намерениях. Теперь листовки не оставляю, а сразу вызываю ГАИ. Я ведь раньше предупреждала в записках, что при повторном нарушении буду обращаться туда. Публикация размещена — считай, закон вступил в силу после опубликования.

Однако периодически на газоне или пешеходной дорожке все же можно увидеть стоящий автомобиль. «Это, как правило, посетители ближайшего магазина, которые не нашли места на парковке, — объясняет женщина. — Но в целом ситуацию удалось переломить. Теперь заметно, что это газон, на месте рытвин вылезла травка. Автомобилисты смотрят на нее с тоской, но не паркуются».

— Приняли ли соседи правила игры? — спросили мы.

— Семья, которая недвусмысленно высказывалась в присутствии корреспондентов Onliner, вероятно, смекнула, что наговорила лишнего. Теперь они сторонятся меня. Никаких стычек больше не было.


Мы не бросаем наших героев, периодически созваниваемся и интересуемся, как дела. Со стороны, возможно, этого не видно, но для нас это важная часть работы.

128 ГБ, класс 10, UHS-I (класс U3), чтение: 100 МБ/с, запись: 90 МБ/с, адаптер
128 ГБ, класс 10, UHS-I (класс U1), A1, чтение: 100 МБ/с
Нет в наличии
64 ГБ, класс 10, UHS-I (класс U1), чтение: 95 МБ/с, запись: 45 МБ/с

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка, Максим Тарналицкий, архив Onliner, архив наследников Владимира Крюка