490
13 октября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка

Двойной бордюр, одиночные пешеходы и активное движение маршруток. Разбор наезда в Лошице

В Швеции, говорят, после дорожного происшествия с пострадавшими или погибшими все службы на месте решают, как исключить повторение печальных событий. А вот картина маслом из Минска. На пешеходном переходе сбивают беременную женщину, весь город ахает и вздыхает, глядя на беспощадные кадры с видеорегистратора, а через несколько дней появляется самосвал, и несколько человек в униформе засыпают протоптанные тропинки, ведущие к «зебре», землей... На месте ДТП говорим с Инной, которая, узнав, что случилось, одной из первых примчалась на место наезда. А после выхода публикации в редакцию поступил еще один ролик, сделанный на этом же пешеходном переходе.

«Услышала звук торможения, потом кто-то сказал, что сбили девушку»

Тревожная новость пришла утром в минувший понедельник с улицы Я. Лучины: на пешеходном переходе совершен наезд на беременную женщину, она госпитализирована. Сразу многие предполагали, что обзор был ограничен припаркованными автомобилями, как это часто бывает. Однако вскоре пользователь нашего форума qwer2012 разместил видео самого момента ДТП. Оно дает представление о том, как на самом деле развивались события.

О том, что осталось за кадром, рассказывает Инна. Она одной из первых оказалась на месте происшествия — примерно через 3—4 минуты после наезда.

— Я была в поликлинике, находилась в коридоре. Услышала резкий звук торможения, — вспоминает очевидица. — Затем кто-то из сотрудников поликлиники сказал, что сбили девушку. У меня здесь живет много друзей и знакомых. Мало ли что... Решила не оставаться в стороне — вдруг кому-то потребуется помощь.

Инна была одной из первых на месте происшествия

По словам нашей собеседницы, девушка лежала на проезжей части, рядом находился ее муж. Ему сразу кто-то позвонил, вероятно, по просьбе самой пострадавшей.

Оказалось, семейная пара живет рядом. Логично предположить, что обстановку на этом участке дороги они хорошо знают.

— В тот день было ветрено. Девушка жаловалась на холод, мы ее чем-то накрыли, — продолжает Инна. — У нее было разбито лицо — опух нос, стал заплывать глаз. Скорее всего, была рассечена бровь. Она все время просила мужа быть рядом. Начала нервничать. Я старалась успокоить ее, позвонила еще раз в 103, просила приехать как можно быстрее. Медики были на месте через несколько минут.

Как говорит собеседница, она всю жизнь хотела стать врачом и знает, как действовать в подобных обстоятельствах. Самое главное — обеспечить покой, неподвижность и, разумеется, безопасность потерпевшего, предупредив окружающих и обозначив место.

Наиболее распространенная ошибка очевидцев — когда они пытаются переместить пострадавших, подложить что-нибудь под голову. Медики упреждают: ни в коем случае так не делайте, малейшими действиями можно сделать только хуже — вдруг поврежден позвоночник. От свидетелей требуется разве что остановить кровотечение (при необходимости и умении).

«Водитель говорил, что отвлекся на секундочку»

Предполагаемый виновник ДТП также присутствовал на месте происшествия.

— На вид мужчине за 50 лет, он очень переживал. Все повторял, что с ним такое впервые, — вспоминает наша собеседница. — Дал свое полотенце, положил коврик под ноги пострадавшей. Когда ее забирала скорая, я подошла к водителю и посоветовала взять контакты у мужа девушки — наверняка же потребуется оказывать помощь.

«Как вы их потом найдете? Он признался, что боится подойти...»

Тогда очевидица сама проявила инициативу — обратилась к супругу пострадавшей, предложила обменяться номерами телефонов.

— По взгляду было заметно, что муж девушки едва сдерживал злость, — делится впечатлениями Инна. — Несмотря на обстоятельства, вел он себя очень адекватно, нашел силы, чтобы успокаивать жену. Позже разговаривал с водителем. Тот извинялся, что-то объяснял, но я не вслушивалась.

По словам собеседницы, она только расслышала, как водитель объяснял: «На секундочку отвлекся, мне как раз в этот момент передавали деньги».

— На маршрутчиков все ругаются: что они действуют небезопасно, что подрезают, что прямо во время управления производят расчеты с пассажирами, — замечает Юрий Краснов. — Во время занятий один из таких водителей мне рассказал, в каких условиях они работают. Например, один микроавтобус движется впереди, другой, конкурент, — позади. Кто-то из пассажиров просит остановиться возле здания главпочтамта. Но шофер понимает, что если он там притормозит, то потеряет несколько клиентов на «богатой» остановке напротив ГУМа (где в час пик всегда садятся несколько человек). Что он делает? Проезжает мимо главпочтамта, возвращает пассажиру деньги и высаживает его напротив ГУМа.

«Какая безопасность, если мы зарабатываем живые деньги?» — заключил свой монолог шофер.

Ведущий «Разборов...» считает, что ситуацию с «живыми деньгами» нужно исключить в корне. Скажем, убрав техническую возможность принимать наличные прямо за рулем и введя полностью безналичную оплату. Как? Сейчас способов множество: сделать приложение, внедрить электронный проездной или что-то еще.

Юрий Краснов также отметил действия Инны, которая поступила четко по ПДД (см. пункт 33): пыталась оказать помощь, вызвала скорую, дождалась сотрудников ГАИ, даже содействовала установлению контакта между водителем и мужем потерпевшей.

Нужно заметить, что часто именно такие очевидцы признаются свидетелями в судебном процессе. Однако, по словам женщины, ее даже не зафиксировали в протоколе. А потом, спустя несколько месяцев, когда события успеют позабыться, инспекторы могут объявить поиск свидетелей ДТП.

— Не уходите с места происшествия! — призывает ведущий «Разборов...». — И конечно, хочется, чтобы при оформлении материалов внимательнее относились к тем, кто находится рядом. Оказывается, свидетели есть, но когда к ним не проявляют интереса, они решают, что их показания не нужны, и уходят.

Удар пришелся в пластиковый бампер

Юрий Краснов замечает, что пластиковый бампер мог несколько смягчить удар. Однако основные травмы, судя по всему, девушка получила в результате падения.

Очень хочется надеяться, что с ней и ребенком все будет в порядке.

— Когда увидела ролик, сразу стало ясно, кто виновен, — говорит Инна. — Маршрутка была очень далеко. Мне даже показалось, что микроавтобус набирал ход. А девушке не хватило одного шага, чтобы не попасть под машину.

— Кто-то пишет: куда она смотрела? — поддерживает ведущий рубрики. — Такие комментаторы либо не понимают, что говорят, либо это гнусный троллинг. Девушка явно видела автомобиль, который был далеко.

— Ну и все-таки давайте учитывать ее состояние. У нее своя радость, она порхает. Может, начались первые шевеления. Это всегда торжественный момент, — подчеркивает наша собеседница, у которой двое детей.

Инна рассказывает, что сама этим переходом пользуется очень редко — нет необходимости. Но проезжает за рулем его часто. Она управляет машиной на протяжении последних восьми лет почти каждый день:

— Всегда снижаю здесь скорость, но иногда пешеходов не видно до самого последнего момента. Особенно если возле перехода припаркованы габаритные автомобили (например, минивэны и внедорожники). Несмотря на то что столбы с фонарями установлены прямо над переходом, освещение в темное время суток недостаточное.

Переход банально не обустроен!

Первое, что бросается в глаза, когда оказываешься на месте происшествия, — «оформление» пешеходного перехода. Он не соответствует стандарту, который за последние годы стал уже привычным для Минска: пониженные бордюры, аккуратные дорожки, местами встречаются даже конструктивные ограждения, препятствующие парковке вблизи «зебры».

— Здесь нет даже нормальной дорожки к переходу, — замечает Юрий Краснов. — Он банально не обустроен. Представляете, каково тут в дождь!

На другой стороне трудятся несколько работников одной из городских служб. Выгружают из самосвала землю и ровняют ее на тропинке. На вопрос «Зачем?» отвечают: нам так сказали.

Уж простите снова за шведский пример, но возле новостроек в Стокгольме или Гетеборге плитку сразу не укладывают, а некоторое время наблюдают за ситуацией. Вскоре становятся очевидными основные пешеходные пути — ориентируясь по образовавшимся тропинкам, ответственные оформляют аккуратные дорожки. И никто посторонний не решает, что надо ходить квадратами и исключительно под прямым углом.

Пока разбирали произошедшее, сделали такое наблюдение: в основном переходом пользуются жильцы ближайших домов, выгуливающие собак. А также те, кто решает срезать угол и ускорить путь к остановке (она находится на перекрестке Игуменский тракт — улица Я. Лучины).

— Да, было бы безопаснее воспользоваться альтернативным переходом, на котором установлены светофоры, — соглашается ведущий «Разборов...». — Но иногда людям психологически проще преодолеть какой-то сложный участок, чтобы потом было легче. Или же они спешат. Зная, что на регулируемом переходе наверняка придется остановиться, пользуются этой «зеброй».

Недалеко от места происшествия находится остановка — с того направления и ехала маршрутка. Можно предположить, что именно там в салон зашли пассажиры, стали передавать деньги.

Рядом с остановкой находится еще один переход. Он регулируется светофором (есть кнопка вызова), бордюры здесь понижены.

Для сравнения: на переходе, где случилось ДТП, не один бордюр, а два! Для родителей с маленькими детьми ситуация хуже не придумаешь. Когда поднимаешь передние колеса коляски, они упираются в верхний бордюр, а задние повисают в воздухе. Ни туда, ни сюда! Проще взять коляску в руки и перенести. Если, конечно, хватит сил.

Замечая наш интерес к пешеходному переходу, останавливается одна из жительниц микрорайона Лошица. Говорит, что пересекает проезжую часть тут каждый день. По ее мнению, логично было бы сделать переход напротив поликлиники, но там автомобильная парковка: «Пока велись строительные работы, тут находились вагончики, и временный переход сделали чуть в стороне. Работы завершились, а „зебра“ осталась на прежнем месте. Раньше ее вообще не было и люди ходили где придется».

На улице Я. Лучины активное движение маршруток. Днем чуть ли не каждую минуту проезжает очередной микроавтобус. При этом знаков, ограничивающих для данного направления скорость, мы не увидели.

— Нельзя не сказать про «спящие полицейские», так ненавидимые многими водителями, — вздыхает Юрий Краснов. — Однако в данном случае искусственная неровность могла бы уберечь здоровье одного человека, а другому помогла бы не допустить аварию. Как, спросите вы? Отвечаю: маршрутчики знают все особенности организации дорожного движения наизусть, водитель не подъезжал бы с такой скоростью к «зебре», замедлился бы и наверняка увидел пешехода.


— В результате таких происшествий могут быть сломаны судьбы двух семей, — подытоживает Инна. — Хочу пожелать здоровья девушке и ее малышу.

— А вывод может быть только один: за рулем нужно быть внимательным, водитель должен наблюдать за дорожной обстановкой, — напоминает в конце выпуска Юрий Краснов. — Причем не важно, каким транспортным средством он управляет — легковым автомобилем, маршруткой или самосвалом. Помните, что одно мгновение и... Назад уже не отмотаешь.

Дополнено. А после выхода публикации в редакцию обратился читатель, представившийся Владимиром. Он обратил внимание на опасную ситуацию, которая возникла на этом пешеходном переходе: «Сразу после ДТП автомобилей припарковано не было, обзор стал хорошим, но не прошло недели и что мы наблюдаем? Женщину с ребенком чуть не сбил водитель на светлом универсале. На видео заметно плохо, но водитель еще оглядывался и что-то кричал. У женщины было испуганное лицо».

В ролике, предоставленном читателем, характерны несколько моментов. Во-первых, в непосредственной близости от перехода припаркованы как раз габаритные автомобили, о которых говорила Инна. Во-вторых, обратите внимание на маршрутку, которая движется перед машиной автора видео. В-третьих, действия компактвэна могли бы подсказать встречному водителю Opel Vectra, что не исключено появление пешеходов. Да, мужчина, управлявший универсалом, двигался небыстро, он принял левее, однако это была уже запоздалая реакция.

«Может, все-таки пора сделать „лежачие полицейские“ и взяться за контроль над стоящими в неположенных местах автомобилями, которые закрывают обзор?» — спрашивает Владимир.

основная камера: 170°, видео 1920x1080, G-сенсор, экран 3"
основная камера: 1/2.9" 170°, видео 1920x1080 H.264, GPS, G-сенсор, экран 2.7" 320 x 240
основная камера: 1/2.7" 165°, видео 2304x1296 H.264, G-сенсор, экран 2.7" 960 x 240

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by