25 954
185
05 октября 2019 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка. Видео: Екатерина Блашко

«Право ругаться предоставляют водителям и пешеходам». Опять о культуре проведения ремонтных работ

Курьезное, но весьма симптоматичное происшествие стало предметом обсуждения нынешнего «Разбора...». На ремонтируемом мосту, где движение сужено до одной полосы, столкнулись встречные автомобили. Виновным предварительно назвали водителя легковушки, потом вроде бы решение поменяли. «Реальная причина происшествия — организация дорожного движения в месте проведения ремонта. Нельзя на столь большом участке просто установить знаки и предоставить право разбираться водителям», — считает Юрий Краснов.

«О снижении уровня мастерства водителей-профессионалов говорят как об устойчивой тенденции»

Напомним, столкновение Skoda и МАЗа произошло на трассе Р58 Минск — Калачи — Мядель. А точнее, на мосту через реку Илья, где ведется ремонт. Движение там сужено до одной полосы, установлены знаки приоритета: с одной стороны — 2.7 «Преимущество перед встречным движением», с другой, соответственно, — 2.6.1 «Преимущество встречного движения».

Водитель легковушки, как мы знаем, обязан был уступить дорогу. Но не все так просто...

— По словам мужчины, он проехал две трети пути, когда в него врезался грузовик, — замечает Юрий Краснов, который предложил проанализировать обстоятельства ДТП. — То есть на момент выезда в полосу он мог не видеть МАЗ, потому что тот еще не двигался по ремонтируемому участку.

Для мужчины, который управлял Skoda, это была уже вторая попытка проехать мост. Как утверждает Владимир, прежде он пропустил скорую, причем для этого ему пришлось сдавать назад. Это может иметь важное значение. Водитель однажды отказался от маневра — стало быть, его нацеленность и желание завершить маневр возрастают.

— Водитель Skoda изначально был поставлен в положение, когда что-то может пойти не так, — рассуждает ведущий «Разборов...». — Критичный аспект — длина ремонтируемого участка. В данном случае она довольно большая. Ты можешь начать движение, проехать пару десятков метров, а имеющий преимущество только-только появится. И что делать? Уступать? Сдавать назад?

Точка зрения второй стороны, увы, неизвестна. Юрий Краснов задается вопросом, почему все же произошло столкновение: «Как говорит водитель Skoda, грузовик ехал не снижая скорость. Думаю, это преувеличение. Если бы все было именно так, то повреждения легкового автомобиля были бы серьезнее. А вот что происходило с шофером МАЗа — хороший вопрос».

«Замечу лишь, что в последнее время все вокруг говорят о снижении уровня мастерства водителей-профессионалов как об устойчивой тенденции»

Ведущий рубрики рассуждает, как бы действовал на месте большегруза сам: «Посадка в кабине грузовика хорошая. Позволяет оценить обстановку и определить, нет ли кого-нибудь впереди. А просто поехать на таран — это типичное спекулирование преимуществом».

«ГАИ поменяла решение»

Звоним водителю Skoda, чтобы узнать подробности. Мужчина повторяет прежние доводы: «Я проехал около 57 метров (это порядка двух третей пути), оставалось еще около 30. Со стороны грузовика, может быть, и было замедление. Но он продолжал двигаться на небольшой скорости, без резкого торможения».

Владимир также обращает внимание, что ехал с включенным светом фар, а в кузове грузовика, который перевозил силикатные блоки, был установлен манипулятор.

— Я там регулярно езжу, — возмущается водитель Skoda. — Обычно все ведут себя адекватно. Сначала одна сторона пропускает, потом другая... Я тоже стоял, когда у меня было преимущество. Это человеческий фактор...

Как рассказывает мужчина (первоначально в рассматриваемом ДТП виновным признали именно его), на днях состоялся дополнительный осмотр места происшествия (аналог следственного эксперимента): «Было установлено, что МАЗ имел техническую возможность заблаговременно остановиться. В результате ГАИ поменяла решение, виновным признали второго участника аварии».

Почему сразу не работали светофоры?

Юрий Краснов делает акцент на важном моменте: на снимке с места происшествия видны светофоры, которые в момент ДТП почему-то не работали. Чуть позже в редакцию поступили более свежие фотографии. Читатели сообщили, что светофор после аварии все-таки заработал.

— У нас почему-то не принято регулировать движение с помощью светофоров или регулировщика, когда остается одна полоса для движения, — сетует ведущий «Разборов...». — Мол, разбирайтесь, уважаемые водители, как хотите.

Эксперт вспоминает о недавней поездке в Россию. На дороге от Пскова до Санкт-Петербурга велись работы, движение также было сужено до одной полосы. Однако там были установлены светофоры или находились регулировщики, которые координировали свои действия по радиостанции.

— Схема организации дорожного движения, как на мосту через реку Илья, может применяться только на коротких участках, — указывает на рисунок ведущий рубрики. — Когда интенсивность трафика невысокая, есть хорошая видимость, а встречные водители могут проехать участок быстро, это уместно. Если же отрезок длинный, то автомобилисты не в состоянии разобраться сами. Это приводит к конфликтам между водителями и даже к ДТП.

Реальная ситуация: водители едут лоб в лоб

Похожая ситуация возникает на дороге между индустриальным парком «Великий камень» и Национальным аэропортом Минск. Там ведутся активные работы. На одном из участков предусмотрена лишь одна полоса, установлены знаки приоритета — «Преимущество перед встречным движением» и «Преимущество встречного движения».

Усугубляет ситуацию закругление. Пока один водитель выезжает на узкое место, другой может выскочить в полосу, не видя «оппонента».

— Ситуация точь-в-точь, смотрите! — восклицает Юрий Краснов.

И хотя интенсивность движения небольшая, прямо при нас несколько водителей упираются друг в друга. Кажется, вот-вот возникнет пробка. Однако таксист прижимается, выезжая на обочину. С трудом, но автомобилистам удается разъехаться.

— А если кто-то начнет вредничать? — задается вопросом ведущий рубрики. — Ты мне должен предоставить преимущество, и все тут. Сдавать назад?

Культурка обозначения ремонтных работ страдает

Столкновение Skoda и МАЗа — лишь небольшой фрагмент в богатой истории проведения ремонтных работ. Можно вспомнить множество происшествий, которые случились на ремонтируемых участках.

— Иногда возникает такое чувство, что установка знаков, нанесение временной разметки и прочие действия выполняются по остаточному принципу, — считает Юрий Краснов. — Вроде бы дорожники воспринимают проезжую часть как место работы. В то же время решать возникающие из-за объезда сложности приходится непосредственно водителям.

Далеко за примерами ездить не надо. Возьмите площадь Победы в Минске, где недавно возник конфликт между мотоциклистом и водителем Renault. Они никак не могли разобраться, по какой разметке нужно ехать. Судя по всему, мотоциклист двигался по временной, а автомобилист — по основной.

— Разметка белого цвета спорит с желтой, — замечает ведущий «Разборов...». — Можно ли обвинять водителей в том, что один едет по основной, а другой — по временной? Кстати, в ПДД сказано, что временная разметка должна быть оранжевого цвета. Вы где-нибудь у нас такое видели?

«Временная разметка имеет оранжевый цвет и используется в местах производства ремонтных и других работ на дороге, в случаях оперативного изменения в организации дорожного движения, связанного с обеспечением его безопасности или проведением специальных мероприятий» (пункт 3 Главы 2 Приложения 3 к ПДД)

Для сравнения: на Западе в месте проведения работ разметку наклеивают, используя специальные дорожные стикеры с улучшенными свойствами. Там считают, что о любых изменениях в организации движения нужно предупреждать особенным образом.

Но если у нас жалуются даже автомобилисты, на чьи замечания принято реагировать оперативно, то представьте, каково приходится пешеходам и велосипедистам!

Если как-нибудь будете съезжать с ул. Домашевской на пр. Дзержинского, обратите внимание на знак «Движение пешеходов запрещено». Уникальность ситуации в том, что справа пройти невозможно — там ведется строительство паркинга, ограждение примыкает к проезжей части. А слева нельзя, так как запрет (технологический тротуар). Нонсенс!

— Парадокс в том, что если ориентироваться строго по ПДД, то пешеход должен идти по проезжей части! — удивляется ведущий рубрики. — Видимо, в момент ведения строительных работ не учли важный нюанс, касающийся отдельной категории участников дорожного движения.

«Пешеход обязан двигаться по тротуару, пешеходной или велосипедной дорожке, а при их отсутствии — по обочине. В случае отсутствия указанных элементов дороги или невозможности движения пешеходов по ним допускается движение пешехода по краю ее проезжей части навстречу движению транспортных средств» (пункт 17.1 ПДД)

— На этой неделе в Минске проходила конференция, посвященная безопасности пассажирских перевозок, — подытоживает выпуск Юрий Краснов. — Эксперты из Италии назвали любопытные цифры, хорошо демонстрирующие отношение к установлению виновности/невиновности. Специалисты считают, что в 10% случаев причиной дорожных происшествий становятся неправильные действия участников, а в 90% «виновны» недостатки дорожной инфраструктуры.

«Нужно думать, как создать безопасную среду, а не отдавать сложные решения на откуп водителям или пешеходам»

Похолодало! Время переобуваться. Зимние шины в каталоге Onliner

Читайте также:

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by