Жизнь как она есть: что нового у героев Onliner?

235
05 декабря 2019 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: архив Onliner

Жизнь как она есть: что нового у героев Onliner?

Есть герои Marvel, а есть герои Onliner. Герои Onliner круче — они настоящие. Они живут своей жизнью, стремятся к лучшему, преодолевают трудности, не теряя оптимизма. У каждого из этих людей своя история: иногда трагичная, но чаще полная ежедневной борьбы за собственные права. Мы рассказали эти истории, и мы не забыли героев каждой из них. А соскучившись, связались еще раз и спросили: «Как дела?»

Елена с Geely Atlas: машина классная, но какая-то невезучая

Елена купила новый Geely Atlas и целый месяц наслаждалась машиной. Ровно до первого планового техобслуживания. Что произошло потом — для кого-то тайна, покрытая мраком, для кого-то — секрет, который необходимо хранить пуще зеницы ока. Короче, всей правды ни мы, ни Елена не знаем. Знаем только, что совсем недалеко от дилерского центра кроссовер, вылив на дорогу все моторное масло, заглох и больше не завелся.

— Они подняли капот — весь двигатель был залит маслом. Знаете, будто его целое ведро туда вылили. Все стоят, разводят руками, мол, что случилось? И на меня смотрят. А я в шоке: привезла машину на плановое техобслуживание, она у меня глохнет через два километра, и это я должна знать, что случилось?

Потом был конфликт с автоцентром, жалоба на завод, транспортировка автомобиля другому дилеру и счастливый финал — замена двигателя.

— Здравствуйте, Елена! Как поживаете? Как автомобиль — больше не подводит?

— Это как посмотреть. Два месяца не вылезала из салона. То круиз-контроль полетел, то еще что-то барахлило по мелочи. То машина дребезжала вся: стоишь на светофоре на холостых оборотах — даже руль трясется. Что-то на станции проверяли, сказали, может быть, в двигателе причина — новый, не притерся еще. Как это не притерся? Покупала же я автомобиль тоже с новым двигателем — он так не дребезжал. Потом вроде ушла эта проблема. 

Обычно после того как человек покупает новую машину, он не так уж много времени тратит на визиты на СТО. Что не так конкретно с этим Atlas?

— «Круиз» у меня, как выяснилось, не работал. В городе-то я им не пользовалась, а выехала за МКАД — он не включается. Несколько дней на СТО разбирались, в чем причина. Правда, дали мне подменный автомобиль на это время — никаких вопросов. По итогу что-то там было неправильно подключено, что-то из-за этого полетело — я толком не знаю. Мне сказали, что в машине полностью переустановили «мозги», все программное обеспечение.

— Я за это время написала обстоятельную жалобу на завод на три листа. Сообщила им, что машина мне за это время порядком надоела. Если бы я хотела месяцами пропадать на СТО, то купила бы бэушный автомобиль и ремонтировала бы его в свое удовольствие. Мне отвечают, мол, все понимаем, все устраним. Я решила так: если устранят — хорошо, если нет — пригоню им этот Atlas и оставлю у ворот, пусть делают с ним что хотят.

И вот, кажется, проблемы закончились — не сглазить бы. Уже месяц-полтора автомобиль только радует свою хозяйку. Пробег при этом — смешные 8 тысяч километров, 3 тысячи из которых — с новым двигателем.

— Если отбросить все эти неурядицы, то могу сказать, что машиной я довольна. Она классная: компактная, удобная — очень мне нравится. Пусть только ездит, а то пока что-то невезучая она.

Семья борется за здоровье сына после ДТП с лосем

Мама, папа и трое сыновей собирались летом отдохнуть на даче. Ехать было недалеко, взяли такси. Разместились так: на переднем сиденье был старший сын Александр, за ним  мама с младшим ребенком на руках, за водителем сидел папа, а между родителями уместился средний сын Иван, которому доверили переноску с кошкой.

— Скорость была выше 100 км/ч, — считает Сергей, отец семейства. — Хотя точно не знаю. Я все хотел посмотреть на спидометр, но сидел за водительским местом и не мог этого сделать. Вдруг водитель говорит: «Сейчас будет место нехорошее на дороге, одни венки кругом». Начинает их считать: один, другой, третий... И вдруг как смерть налетела.

Машина сбила крупного лося. В результате ДТП 15-летний Александр получил страшную травму и оказался прикован к постели. Врачи говорят о защемлении спинного мозга. Мальчик с трудом может двигать руками и не чувствует ног.

— Сергей, какие новости, как сын? Что врачи говорят?

— Мы уже вернулись в Витебск. В Минске все пошло достаточно плохо: то ли Сашу оса ужалила, то ли пчела. В общем, на боку образовался вроде как пролежень. Врачи нам сказали, что на реабилитацию в таком состоянии не возьмут, предложили ехать лечиться в Витебск. Вот мы и вернулись в ту же больницу, в то же отделение. Надо сказать, там нас приняли нормально, стали спасать. Перевели в гнойное отделение, все вычистили, сделали пластическую операцию. Теперь бедро уже почти восстановилось.

Сергей говорит об этом с оптимизмом, хотя чувствуется, как отец раздосадован тем, что полное восстановление его сына затягивается.

— Столько времени упущено! Делать упражнения ему было нельзя из-за раны — врачи запрещали. Теперь он понемногу начинает двигать руками, плюс приходят массажисты и специалисты ЛФК — разминают ему ноги. Упражнений нужно делать больше. И нужна реабилитация. Нам пришло письмо из Минска, из РНПЦ: предлагают приехать в Аксаковщину. Конечно поедем! Пока дома Сашке полегче со всеми, настроение хорошее. И новогодние праздники на носу. А закончатся, как раз долечим бедро и отправимся в Минск.

Родители работают, но стараются подстраивать графики таким образом, чтобы всегда кто-то находился дома с сыном, которому нужен постоянный уход. Из-за этого мама Юлия даже перевелась на четверть ставки. Но каких-либо жалоб от родителей не слышно.

— Нормально, справляемся. В материальном плане все в порядке, на еду хватает. Чеки за медикаменты приносим в «Белгосстрах». Но вот тоже... Никто ничего не говорит, не рассказывает. Пока сам не придешь, не начнешь выяснять — тишина. Мы даже не знали, на что рассчитывать, какие условия. Заключают договоры страхования с водителями, а как коснулось, говорят: идите и сами собирайте все документы. 

Кстати, расследование по уголовному делу об этой аварии прекращалось — за отсутствием в действиях водителя состава преступления.

— Пока жена с ребенком были в Минске, мне пришло письмо из Следственного комитета: расследование прекращено. А все потому, что у жены не было возможности ходить на все опросы, на следственные эксперименты. Она же с Сашей была в больнице все время, как ей в Витебск было ездить столько раз? А мне, видите ли, нельзя. Я, оказывается, не являюсь законным представителем своего же родного ребенка. Ходил, просил: опрашивайте меня, берите на следственные эксперименты — никакого толку. В XXI веке живем, а так и не научились друг друга слышать.

Сергей пошел на прием к прокурору, написал жалобу.

— Я, мне кажется, могу уже книгу выпускать о том, как выживать в подобной ситуации. Но главное, что Саша бодрый, а раз так — то я спокоен. Мы делаем все, что можем.

Прирожденный мотогонщик: цель — чемпионаты Европы и мира

В 2014-м Жене Миронову было всего 6 лет. У мальчика есть страсть — мотоспорт, и есть родители, которые всецело поддерживают это увлечение сына и помогают ребенку во всем, даже тогда, когда не все получается.

— Первая же самостоятельная поездка для нас закончилась падением. Несмотря на то что Женя был в полной экипировке, он забыл закрыть визориз-за чего несильно разбил нос, въехав в мусорку. Этого он не испугался и продолжил кататься, на всю жизнь запомнив, что никогда нельзя пренебрегать защитой.

С тех пор прошло пять лет. Мы связались с отцом юного мотогонщика Дмитрием.

— Как дела у сына? Говорят, подрастает новый Валентино Росси?

— Мы занимались шоссейно-кольцевыми гонками, но дело в том, что в стране нет полноценной трассы, нет детей, которые бы увлекались этим видом, — бесперспективное направление, как ни жаль это говорить. Поэтому мы сменили специализацию: остались в мотоспорте, но занялись более популярным в Беларуси мотокроссом — это гонки по грунту на закрытых трассах.

С шоссейно-кольцевыми гонками Женя простился красиво, заняв третье место на Кубке содружества в 2015 году. Боролся за победу, показал быстрейший круг. Но в азарте борьбы вылетел с трассы, потеряв время.

— После того как решили вплотную заниматься мотокроссом, нужно было пересаживаться на более крупную технику. В 2016-м Женя стал победителем первенства Республики Беларусь в классе 50 куб. см, был первым и на кубке. Фактически он стал чемпионом страны в своей возрастной группе. Затем мы пересели в класс 65 куб. см (возраст до 12 лет включительно). И в 2018-м сын выиграл чемпионат.

Успех указывает новые направления для развития, дает мотивацию. Юный спортсмен стал участвовать и занимать призовые места в соревнованиях за границей: в Литве, Латвии, Польше, России.

Сейчас Женя занимается в СДЮСШ. Есть тренер, но это тот случай, когда отец — это больше чем полкоманды, гораздо больше.

— Я по-прежнему занимаюсь обучением сына. В Минске трассы не осталось — снесли. Приходится ездить тренироваться в Молодечно. Три раза в неделю, плюс гонки по выходным. Но это не в ущерб занятиям в школе — с этим все нормально. Сам слежу и за состоянием техники: мойка мотоциклов, обслуживание, смазка, замена расходников. В среднем мотоцикла хватает на один гоночный сезон — это 100—200 мото-часов.

Не всегда все дается легко, тем более ребенку. Но Женя проявляет нужную в этом деле силу воли и движется в заданном направлении.

— Наш ориентир на ближайшее будущее — участие в финальной стадии чемпионата Европы, высокий результат там. Не хочу загадывать, но среди целей и попадание на чемпионат мира, — говорит отец спортсмена.

Суд отменил решение ГАИ о лишении прав за езду на электросамокате

Александр работает в Минске барменом. Поздним вечером он возвращался с работы домой на своем электросамокате. Есть предположение, что бармен был не вполне трезвым после рабочего дня.

— Ну потому, что он бармен, он ехал с работы как бы. Там он глинтвейн, например, пробует — такого плана напитки, — объяснила его супруга Анна.

Все это и привело к неприятностям. Александр двигался по проезжей части. Практически на въезде во двор его остановил экипаж ГАИ: освидетельствование, две пробы: первая — 0,32 промилле, вторая, спустя пять минут, — 0,29 промилле. В итоге «водительский» штраф по ч. 1 ст. 18.16 Кодекса об административных правонарушениях («Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения») — 50 базовых величин (1275 рублей) с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на три года.

Александр, а также его жена с таким решением были категорически не согласны.

— Анна, чем закончилась эта история?

— Нам помогал адвокат, мы дошли до суда, написали заявление. С ответом в суде нарушили все возможные сроки, тогда наш юрист написал жалобу в Верховный суд. Только после этого с нами связались, принесли мужу извинения за задержку и попросили приехать. Решение ГАИ было отменено. Правда, у инспекторов тоже есть право это решение обжаловать. 

Суд пришел к выводу, что электросамокат не является средством совершения правонарушения в контексте ст. 18.16 КоАП, а состояние алкогольного опьянения у фигуранта сочтено достоверно не установленным.

Теперь семья опасается, что их случай создал прецедент с далеко идущими последствиями. Анна говорит, что ее супруг — не единственный, кто был привлечен к ответственности по «водительской» статье за то, что ехал нетрезвым на электросамокате. Были, по словам собеседницы, такие, кто уже даже оплатил наложенный на них штраф. Что будет, если теперь каждый из этих людей обратится в суд?

— Мы пока думаем, как действовать в случае чего. Будем следить за ситуацией. В автошколу Саша еще не пошел, но собирается записываться: отучится и станет потом водителем.

Водитель скорой помощи ушел работать в такси, чтобы выплатить долг

Алексей три года работал водителем скорой помощи в Минске. 6 ноября 2016 года вышел в дневную смену. Работал в тот день не на своей «Газели», а на относительно новой Renault. Экстренный вызов, пожилую женщину нужно было срочно привезти в больницу. Врач сказал включить проблесковые маячки.

— Был красный свет. Сбросил скорость, посмотрел: встречные машины стояли, вроде все чисто — я по коробке и еду дальше. И тут с правой стороны выскакивает Lada Largus. По логике вещей я ожидал, что водитель этого автомобиля остановится. Мне в той ситуации просто ничего не оставалось: слева — встречные автомобили, правее — тротуар и здание Суворовского училища. Некуда было деваться, а торможение — оно ничего не дало.

Lada ударила Renault в район заднего колеса. От удара скорую помощь подбросило, она опрокинулась на Citroen и легла на крышу. Приехала другая скорая, пациентку из первой машины поместили туда.

— Бабушка умерла в реанимобиле. Но умерла своей смертью, это не было связано с аварией. К такому выводу пришли эксперты, которые проводили проверку. Я общался с родными бабушки, говорил с дочерью, которая ехала со мной в машине. От них я не слышал ни упреков, ни претензий.

Зато претензии были у работодателя — КУП «Минсксанавтотранс». Предприятие выступило с иском в адрес водителя с требованием выплатить почти 30 тысяч рублей с учетом государственной пошлины — за машину. Дошло до суда, однако в конце концов стороны пришли к мировому соглашению. По его условиям Алексей обязан до 31 декабря 2025 года выплатить КУП «Минсксанавтотранс» почти 19 тысяч рублей.

— Что нового, Алексей, чем сейчас занимаетесь?

— Уже некоторое время я работаю в такси. Нашлись люди, помогли купить в лизинг новый автомобиль (Lada Granta. — Прим. Onliner), устроиться на работу. Кручусь. Не скажу, что в шоколаде, но концы с концами как-то свожу.

Право на управление транспортными средствами Алексею вернули спустя год после ДТП, в котором его признали виновным. Пришлось, разумеется, несколько раз явиться в ГАИ на прием к начальству — волокита, знакомая многим.

— Читатели Onliner мне очень помогли: набралась серьезная сумма, которой оказалось достаточно для выплаты отчислений КУП «Минсксанавтотранс» на протяжении полутора лет. Большое спасибо всем этим людям. Я, кстати, до сих пор иногда получаю переводы. По долгу плачу каждый месяц, выплачиваю потихоньку. Все в целом нормально.

Работу на скорой Алексей вспоминает с понятной грустью.

— Условия жесткие: многочасовые смены, напряжение, ответственность. И это при зарплате в 700—900 рублей. У кого-то 1000 — если стаж о-го-го. Кто долго проработает на таких условиях? Уходят люди. Заезжал на станцию недавно — ни одного лица знакомого. Зато объявления вижу везде: «Приглашаем на работу водителем скорой помощи». А я знаю немало ребят, которые оказались в такой же ситуации, что и я: попали в ДТП, выполняя свои обязанности, и остались просто-напросто крайними. Справедливо? Не знаю. Но так есть.

Нужен надежный свидетель? Автомобильные видеорегистраторы в Каталоге Onliner

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: пишите нам в Viber!

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by