UPD
429
27 октября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка; ГАИ Брестской области
Отрезанный ломоть и сломанные судьбы. Разбор гибели двоих человек на трассе М1

Двое мужчин в темноте решают пересечь трассу М1. Один из них находится в инвалидной коляске (говорят, потерял ногу в аварии), второй, по неподтвержденной информации, — на велосипеде. О том, что случилось через несколько минут, догадаться несложно: сильнейший удар, тяжелейшие травмы и гибель на месте происшествия. Сводка сухо сообщает о возбуждении уголовного дела в отношении 29-летнего водителя BMW, однако не передает всего трагизма ситуации. Так, в деревне судачат, будто один из мужчин буксировал инвалидную коляску с помощью велосипеда... Как говорят, следствие разберется. А нам это ДТП очень напомнило обстоятельства другой громкой аварии, произошедшей поблизости, — с участием Дмитрия Матуса, который был осужден и сейчас находится в колонии-поселении. Корреспонденты Onliner.by выехали в деревню Родковичи (Барановичский район), чтобы поговорить с односельчанами погибших и разобраться в случившемся.

Как «олимпийка» резала по-живому

— Рано или поздно это должно было случиться. Когда услышал о произошедшем, даже не удивился. Часто видел их в состоянии, не требующем медосвидетельствования, — говорит один из жителей Родковичей, которого мы встретили в деревне. — Но больше всего в этой ситуации мне жаль водителя: как думаете, парня посадят?

Нам повстречался мужчина, который живет в деревне уже два года. Говорит, сбежал сюда из города. Пытался заниматься тепличным хозяйством, но не вышло

По мнению мужчины, целая цепочка обстоятельств сложилась в один момент. В этих самых обстоятельствах мы пытались разобраться на месте происшествия.

Ведь помимо непосредственных участников событий есть масса факторов, о которых редко говорят, но часто подразумевают.

Например, один из них — это проектирование «олимпийки», как по привычке местные жители называют трассу М1 (дорога, напомним, строилась к Олимпийским играм 1980 года). Мало кто задумывался, сколько несчастий принесет прохождение скоростного автобана через населенные пункты.

Дорогой делили деревни на две части. Резали по-живому. Социальные, пешеходные связи не исчезли, а трасса стала сложнопреодолимой преградой.

Родковичи, можно сказать, почти не пострадали. «Олимпийка» отрезала лишь хутор, где до недавнего времени жили пожилая женщина и ее сын-инвалид. Теперь бабушка осталась одна...

Дорога ведет к хутору, где жили погибший инвалид и его мать

Останки местной дороги, которая соединяла хутор и деревню, прослеживаются по следам щебня. Эдакая метафора прежней жизни: единственный канал сообщения анклава и материка постепенно сужался по мере старения местных жителей, пока практически не иссяк. Отрезанный ломоть. Кажется, так говорят.

Про такие деревни, как Родковичи, говорят «умирающие»: несколько десятков домов, в большинстве из которых круглогодично никто не живет. Одни используются как дачи, другие обветшали и стоят неприкаянными. Понятное дело, что типичные жители деревни — пенсионеры. В трудоспособном возрасте — лишь несколько человек.

— Сюда отправляют на дожитие престарелых родственников, как бы цинично это ни звучало, — посвящает нас мужчина, встретившийся по дороге. — Есть небольшое фермерское хозяйство. Одна бабушка держит коз. У остальных — огород да яблоки. Трасса прикорма не дает. Раньше туда вроде бы ходили продавать ягоды, грибы, овощи, фрукты, но потом все затухло.

Это социальный аспект, который проясняет, почему двое мужчин оказались на трассе. Из разговоров с местными жителями мы установили: они приятельствовали, вроде бы выпивали, во всяком случае их нередко видели вместе.

— Как можно трезвому попасть под машину? — задаются вопросом мужики, которых мы встречаем на мехдворе. — Мы-то не видели, как все случилось. Хотя обоих знаем. Один наш, другой сновский.

После ДТП в деревне проводили опрос — выясняли, замечали ли погибших в тот день, в каком состоянии. Стандартные оперативно-следственные действия. Через некоторое время приходил участковый, который подтвердил алкогольное состояние одного из погибших, рассказали нам местные жители.

В данный момент экспертиза не готова, сообщили в Следственном комитете, куда мы позже обратились. По нашим сведениям, которые пока официально не подтверждены, у одного из погибших обнаружили алкоголь.

— А что еще тут делать? — рассуждает наш спутник. — Мужчина, который жил на хуторе, я так понимаю, жизнью не очень был доволен — протез не подошел, приходилось ездить на коляске, получал пособие. Кстати, вы бы спросили, как он стал инвалидом. Говорят, по той же причине — сбила машина. Так в деревне говорят, сам не знаю — не присутствовал. Но пьяным его нередко видел. А какой у них был общий интерес со вторым? Считаю, только на почве алкоголя. Автолавка в Родковичи три раза в неделю приезжает, но этого мало, и местные периодически ездят или ходят на ближайшую заправку.

«Сходить до зубра» — так на местном жаргоне звучит предложение прогуляться к АЗС, где продают продукты и алкоголь. Почему до зубра? Приметный с трассы постамент установлен аккурат напротив заправки.

— На инвалидной коляске далеко не уедешь. А до заправки — 3,5—4 километра, — объясняет наш собеседник. — Вот он и просил периодически кого-нибудь съездить или сходить до зубра.

Ранее на Onliner.by выходил подробный репортаж об этом месте. Местные жители (из деревни Петковичи) называют участок трассы М1 мистическим: на 249-м, 250-м, 251-м километрах регулярно фиксируются смертельные аварии.

В ноябре 2013 года водитель Peugeot сбил велосипедиста (1963 г. р.), который переезжал проезжую часть. Рядом остановился Opel Astra с молодой пассажиркой — студенткой 5-го курса медуниверситета. Она присела на корточки и попыталась понять, чем можно помочь пострадавшему. Как позже станет известно, он скончался на месте происшествия. Ехавший следом водитель Volkswagen Golf не заметил девушку, автомобиль протащил ее около 50 метров — второй летальный случай за вечер.

На место происшествия выехали родители погибшей девушки. Они оставили свою машину (Audi A6) с включенным зажиганием. Когда мужчина и женщина перешли проезжую часть, в автомобиле произошло возгорание проводки.

Правда, эксперты поправят: ничего мистического здесь нет. Все дело в социальных связях и точках притяжения. Ими могут быть остановки общественного транспорта, торговые и социальные объекты и пр. В этом случае таковой стала заправка. Остальное — просто совпадение.

Буксировал коляску на велосипеде?

Большинство жителей Родковичей узнали о произошедшем только на следующий день. Как водится, истории в деревенских интерпретациях приобретают дополнительные подробности, которые не всегда соответствуют действительности. Мы услышали несколько версий случившегося.

Вот одна из них: будто бы один (на велосипеде) буксировал другого (на инвалидной коляске). Так это или нет, разберется следствие.

Обратим лишь внимание на фотографию с места происшествия. Сначала решили, что это остатки инвалидной коляски. Но узнав версию местных жителей, задумались: велосипед? Или показалось?

— Узнала только утром на следующий день, — рассказывает женщина, которую мы застаем в огороде. — Этого [жителя хутора] я знала, он часто на коляске ездил, кошики предлагал — за деньги или кто вина даст. Но вина не давали — кто три рубля, кто пять... А второй у фермера, говорят, работал.

Вторым погибшим оказался житель деревни Снов, которая находится поблизости — в девяти километрах от Родковичей. Как он попал в тот вечер на трассу и что там делал? В деревне рассказывают, что мужчина часто появлялся, жил тут и, кажется, работал. Народная молва утверждает: якобы приятели встречались, чтобы решить вопрос с покупкой выпивки.

— Мои людечки, они все пьют. Не так, как эти, конечно, но все, — вздыхает Антонина Казимировна, еще одна жительница деревни. — Того [с хутора] я добра знала, он с моим сыном в один класс ходил. Бедный — то тое случается, то тое. Под авариями не раз был. Говорят, то ли третий, то ли четвертый раз... Хотя, может, я ошибаюсь... А теперь вот насмерть...

Мать погибшего: он выпившим не был!

«По предварительной информации, водитель BMW 7-Series совершил наезд на пешеходов, пересекавших проезжую часть в неустановленном месте справа налево по ходу движения автомобиля, — сообщала сразу после происшествия ГАИ. — Автомобиль двигался со стороны Бреста в направлении Минска в крайней левой полосе».

Получается, мужчины собирались перейти от деревни к хутору... Туда и отправляемся, чтобы поговорить с матерью погибшего. За деревьями спряталась пара домов и несколько хозпостроек. Во дворе гуляют гуси, на цепи — две собаки, есть огород, грядки... Заметна хозяйская рука.

Полина Ивановна наотрез отказывается открывать двери, опасаясь незнакомых людей. Говорит, участковый сказал — чужих остерегаться. Правильно сказал!

— Я уже тут 60 лет прожила. Где была власть, когда строили олимпийскую [трассу]? Почему мне квартиру не дали? — женщина соглашается ответить на вопросы Юрия Краснова при закрытых дверях.

— Скажите, а вы сами через трассу ходите? Нет? Так а кто продукты приносит? — спрашивает ведущий рубрики.

— Один раз в неделю приносит соцработник. А сейчас дров нет — и подать некому.

Неминуемо заходит речь о сыне. Голос женщины меняется, она говорит сбивчиво.

— Да, был инвалидом. Шел по левой стороне на работу в совхозе, и девушка его сбила. Его положили в больницу, а потом случилась гангрена, и в Бресте отняли ногу.

— Правда, что в день гибели он выпивший был?

— Нет! Вот за это голову дам отрубить. Он кажа: мамка, дай пять рублей, захотелось пива... Я кажу: сынок, ано не иди на трассу. А он: мне позвонил человек, он привезет пива с-под зубра. Гляди! Не ходи, бо уже скоро стемнеет. Я пошла птицам закрывать, а он на коляске поехал.

«Я позвонила соседу. Кажу, не видел ты Олега? А он кажа: видел, каля трассы едет. Никакое пьяным он не был. Неправда, что будут писать по-другому»

Оказалось, в молодости женщина сама работала на тракторе. «Ивановну очень жаль, — говорят в деревне. — Добрая она женщина, а вот на сына иногда жаловалась: выпивал... Как ей теперь жить?»

Этим вопросом задаются многие. Для пожилой женщины перебраться через скоростную трассу в деревню — невыполнимая задача. Теперь соцработник — чуть ли не единственная связь с «внешним миром». Впрочем, говорят, что бабушка освоила мобильную связь, чем активно пользуется.

— Вообще-то по ПДД здесь можно переходить дорогу, — напоминает Юрий Краснов, когда мы снова направляемся в деревню. — Надо только убедиться, что не мешаешь и не создашь препятствия. Правда, на дороге, где скорость ограничена 120 км/ч, сделать это сложно даже здоровому человеку.

Пункт 17.3: «При отсутствии в пределах видимости пешехода подземного, надземного, наземного пешеходных переходов и перекрестка переходить (пересекать) проезжую часть дороги по кратчайшей траектории на участке, где дорога хорошо просматривается в обе стороны, убедившись, что выход на проезжую часть дороги безопасен и своими действиями пешеход не создаст препятствия для движения транспортных средств. При пересечении проезжей части дороги вне подземного, надземного, наземного пешеходных переходов и перекрестка в темное время суток пешеходу рекомендуется обозначить себя световозвращающим элементом (элементами)».

Как сообщала ГАИ Брестской области, погибшие пешеходы не были обозначены световозвращающими элементами. «В деревне их почти никто не использует. Если приедет ДПС и раздаст, то поносят. А так — западло...» — говорит мужчина, которого мы повстречали в самом начале Родковичей.

Возбуждено уголовное дело. Что дальше?

Во всей этой истории, кроме собственно трагедии, есть еще одна важнейшая сторона. На следующий день после аварии Следственный комитет сообщил, что в отношении водителя автомобиля BMW возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 317 — «Нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц». Можно представить, что сейчас свалилось на 29-летнего парня.

Ведь он ехал, по сути, по автобану, где разрешена скорость 120 км/ч, и никак не ожидал увидеть две фигуры. Теперь допросы, экспертизы и прочие следственные действия, которые могут растянуться на долгие месяцы, а итогом может стать передача уголовного дела в суд.

Как это было, например, с Дмитрием Матусом. Многих тогда удивил приговор суда о трех годах лишения свободы для водителя автобуса, который сбил пьяного пешехода, пересекавшего трассу М1 аккурат в девяти километрах от Родковичей. Напомним, областной суд оставил решение в силе. Мужчина доставлен в колонию-поселение, его адвокат собирается направить надзорную жалобу председателю областного суда (пока не получено определение, это сделать невозможно).


— В конце разбора добрались до зубра, где местные жители нередко покупают алкоголь, — подытоживает этот непростой выпуск Юрий Краснов. — Спросили у сотрудников АЗС насчет спиртного. Оказалось, что его продают до 22 часов. А авария, напомним, произошла в 19:35, когда уже стемнело. То есть зазор в пару часов имеется. Почему столько говорим про алкоголь? Нельзя упускать этот немаловажный фактор ДТП. Раз поблизости есть точка со спиртным, то риск появления на проезжей части нетрезвого человека имеется.

Дополнено
Говоря о возможности пересечь дорогу на участке М1, где произошла трагедия, Юрий Краснов ошибся. Да, такое тоже случается, как и со всеми остальными людьми. В ПДД есть норма, которая запрещает это сделать, на что обратили внимание в комментариях. В пункте 18.3 сказано: «Пешеходу запрещается переходить (пересекать) проезжую часть вне подземного, надземного, наземного пешеходных переходов на участке дороги: 18.3.1. с разделительной зоной, разделительной полосой».

Это лишь доказывает абсурдность ситуации, в которой оказались жители хутора близ Родковичей. Чтобы пересечь дорогу по правилам, им бы пришлось идти очень далеко.

Автомобильные видеорегистраторы в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by