23 522
311
31 июля 2020 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка. Видео: читатели для Auto.Onliner

В ДТП с пешеходом не всегда виноват водитель. Говорим о происшествиях у метро «Восток», на Маяковского, возле Военной академии

Наезды на пешеходов — такие дорожно-транспортные происшествия нередко приводят к серьезным последствиям, уж очень неравны участники. Нарушение водителем правил дорожного движения, повлекшее наезд и причинение тяжких травм или даже гибель человека, влечет уголовную ответственность. В то же время безрассудное поведение пешехода на дороге, которое может иметь тот же результат, зачастую наказывается относительно небольшим штрафом по административной статье. Иной раз можно даже услышать мнение, что в любой ситуации за наезд отвечать придется водителю. Но так ли это на самом деле?

Важно понимать, что любое дорожно-транспортное происшествие, повлекшее причинение менее тяжкого телесного повреждения, тяжкого телесного повреждения или же смерть человека, влечет возбуждение уголовного дела по статье 317 Уголовного кодекса — «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств». Проводится расследование, в ходе которого действиям каждого из участников ДТП дается правовая оценка. Это не означает, что обвинение непременно будет предъявлено водителю и дело передадут в суд, просто такие примеры всегда на слуху. Если же следствие приходит к выводу, что вины водителя нет, а к наступившим последствиям привели действия самого пострадавшего, то речь об уголовном преследовании не ведется: уместнее говорить о том, что своей ошибкой человек наказал себя сам.

Некоторые резонансные случаи, произошедшие в столице, мы обсудили с начальником отдела по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Управления Следственного комитета по городу Минску Дмитрием Радионом.

Сопутствующие факторы, специфика большого города

— Всегда есть исключения из правил. Но, опираясь на свой опыт, я могу сказать, что практически любое дорожно-транспортное происшествие — это обоюдная вина обоих участников: кого-то в большей степени, кого-то — в меньшей, — рассуждает Дмитрий Радион. — В частности, если говорить о ситуациях «водитель — пешеход», то в некоторых случаях пешеходы проявляют некую расслабленность, пересекая проезжую часть. Водители же допускают ошибки также в силу каких-то других обстоятельств: к примеру, влияние оказывает смена времени суток, пора года. В осенне-зимний и зимне-весенний период мы отмечаем наибольшее количество происшествий с участием пешеходов.

Дмитрий Радион, начальник отдела по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта Управления Следственного комитета по городу Минску

Опять же, своя специфика есть у ДТП в крупных городах и, для сравнения, на скоростных дорогах.

— В Минске остро не стоит проблема освещенности, не является насущным вопрос о технических средствах организации дорожного движения. Но в спальных районах существует проблема со стоянкой транспортных средств: как правило, правый ряд, при наличии двух полос движения в одном направлении, занят припаркованными автомобилями. И это лишает водителей возможности в полной мере обозревать дорожную обстановку, заранее увидеть появившихся пешеходов. Каждый раз, выезжая на место ДТП, мы фиксируем положение транспортных средств, ограничивающих обзорность при подъезде к месту наезда, — рассказал собеседник.

Случаи на улице Маяковского и возле Военной академии

В Управлении Следственного комитета по городу Минску категорически не согласны с тем, что в случае ДТП с участием пешехода виновным всегда признается водитель.

— У нас нет цели наказать кого-либо, следователь старается разобраться в обстоятельствах, дать оценку действиям обоих участников происшествия, в том числе пешехода. И немало случаев, когда уголовное преследование в отношении водителя прекращалось ввиду того, что он был невиновен, если говорить простым, не юридическим языком, — заявил начальник отдела.

Нужны примеры.

— Их предостаточно. Из недавнего — наезд на улице Маяковского, когда пешеход погиб под колесами МАЗа, — припомнил Дмитрий Радион.

Случай действительно резонансный, ДТП случилось в апреле этого года. Мужчина зашел в магазин, взял с прилавка упаковку кофе и положил в свой рюкзак. Это заметили, мужчину попытались задержать. Пытаясь скрыться, он побежал через проезжую часть. Улица Маяковского на этом участке имеет несколько полос движения в каждую сторону, а также ограждение на разделительной полосе. Пешеход попал под колеса грузовика и от полученных травм скончался на месте. Совсем рядом с этим местом находится подземный пешеходный переход.

— Расследование этого дорожно-транспортного происшествия было завершено, уголовное преследование в отношении водителя прекращено: его вина в произошедшем не установлена, — сообщил представитель Следственного комитета.

Этот случай напомнил другое трагичное ДТП, которое случилось в январе 2019 года на самом въезде в Минск, на 9-м км трассы М2 (Минск — Национальный аэропорт Минск), недалеко от Военной академии. Погиб 19-летний курсант. Говорили, что он убегал от задержавших его сотрудников военной комендатуры: вышел из автобуса и рванул через дорогу. На этом участке восемь полос движения, рядом, как и в случае на улице Маяковского, расположен подземный пешеходный переход. Курсант выбежал под колеса приближавшегося автопоезда.

Было возбуждено уголовное дело, велось расследование. Опять же, как и в случае с происшествием на улице Маяковского, водителю обвинение не предъявлялось.

— Расследование этого уголовного дела завершено, в отношении водителя прекращено уголовное преследование, вины в его действиях не усматривается, — подтвердил Дмитрий Радион.

В интернете между тем даже появлялась петиция о прекращении уголовного преследования водителей при подобных авариях. «Водитель в любом случае несет уголовную ответственность за происшествие», — говорилось в ней. Очевидно, что это не вполне правдивое утверждение.

Авария у метро «Восток» — в чем вина водителя?

В чем же отличие этих дорожно-транспортных происшествий от случая, который имел место на проспекте Независимости у станции метро «Восток»? Напомним, в выходной день, 1 мая 2019 года, водитель Hyundai Coupe сбил пешехода, который перебегал проезжую часть вне перехода. Пешеход находился в нетрезвом состоянии, его по этой причине даже не пустили в метро. Он хотел успеть на троллейбус и побежал через дорогу: те же восемь полос движения на проспекте и подземный пешеходный переход совсем близко.

Однако дело после завершения расследования было передано в суд. Пешехода ГАИ оштрафовала за нарушение правил дорожного движения, а водитель получил два года условно: не помогла ни апелляция, ни позиция пострадавшего, который заявил, что не имеет к водителю претензий.

— Безусловно, в этой ситуации нахождение пешехода на проезжей части — не совсем естественно. Мы видим участника дорожного движения, действия которого явно противоречат правилам, — соглашается начальник отдела по расследованию преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта. — Причина, по которой водителю все же было предъявлено обвинение, а дело передали в суд, — это то, что автомобилист имел возможность обнаружить пешехода заблаговременно. И это было установлено экспериментальным путем.



Иначе говоря, принципиальное различие описанных происшествий в том, что пешеход, перебегавший проспект у станции метро «Восток», двигался с противоположной стороны проспекта и проделал немалый путь, за время которого водитель мог его заметить. В Следственном комитете признают, что, если бы человек бежал с другой стороны, то есть фактически выпрыгнул бы под колеса машины, результат расследования был бы другим.

Вместе с тем этот пример указывает на то, что соблюдение скоростного режима, так же как явно опасное поведение второго участника ДТП, ничего не гарантирует автомобилисту.

— Водители должны понимать: если они видят пешехода на проезжей части, даже если пешеход нарушает, — это является опасностью, на которую необходимо реагировать.

— Если бы пешеход стоял на тротуаре и до момента наезда ступил бы всего два-три шага, то по-другому проводились бы расчеты и задавался бы другой момент опасности, — отметил Дмитрий Радион.

Следственный эксперимент. Помощь очевидцев

Проведение следственного эксперимента — это один из инструментов при расследовании подобных ДТП.

— Мы стараемся проводить его в кратчайшие сроки в тех условиях, которые были в момент ДТП. Был дождь или снег — мы постоянно держим связь с Белгидрометом. Имеет значение даже количество осадков, а оно, как правило, не одинаковое в разных частях города — мы учитываем и это. Бывало, что эксперименты не проводились, так как условия не соответствовали необходимым, — говорит собеседник.

Иногда, чтобы воспроизвести, например, дождевые условия, следователи просят о помощи сотрудников МЧС, и в Следственном комитете благодарны пожарным: с ними договориться легче, чем с погодой.

— Водитель часто указывает на то, что он ехал в динамике и воспринимал ситуацию по-другому, чем увидел ее во время следственного эксперимента. Но мы не можем провести эксперимент в динамике, поскольку мы не имеем права подвергать опасности жизни и здоровье граждан, кроме того, это противоречит нашим методическим рекомендациям, которые применяются уже длительное время. Эксперимент проводится в статике: зная скорость движения автомобиля, зная темп движения пешехода, зная место наезда, мы можем воспроизвести ситуацию за 5 секунд до происшествия. И начинаем сближать участников до того момента, когда у водителя появляется возможность увидеть опасность. Это самый простой пример. Причем речь идет о моменте, когда пешехода можно именно определить как человека, а не как неясное пятно на дороге, — пояснил Дмитрий Радион.

При проведении следственного эксперимента должны учитываться все обстоятельства. Если это необходимо, на роль пешехода подыскивают человека, похожего на него по своим физическим данным: возраст, рост, комплекция, выбирается подходящая одежда.

Фундамент расследования, по словам эксперта, закладывается еще при осмотре места дорожно-транспортного происшествия, когда фиксируется вся следовая картина, что и позволяет в дальнейшем установить всю цепочку событий.

— Имеет значение конечное положение транспортного средства, след торможения, осыпь. Иногда мы слышим от водителя: «Я совершил наезд на пешехода, когда он находился вне границ пешеходного перехода». А по следам очевидно, что это не так. Кто-то может просто заблуждаться, кто-то действует не вполне добросовестно, — рассказал он.

При расследовании дорожно-транспортных происшествий всегда назначается автотехническая экспертиза, которую проводят специалисты Государственного комитета судебных экспертиз. Ее результаты наравне со следственным экспериментом исследуются при установлении вины.

Еще одна особенность Минска — сравнительно большое число камер наблюдения на улицах, а также видеорегистраторов у водителей. В Следственном комитете соглашаются с тем, что такие видеосвидетельства помогают в расследованиях.

— Действительно, немало случаев, когда ценные сведения мы получаем от очевидцев. Хотя ситуации бывают разные, и любую информацию нужно проверять. Бывали случаи, когда сразу после совершения ДТП все в один голос говорят о том, что водитель, к примеру, ехал на зеленый. Спустя некоторое время получаем видеозапись — а на ней противоположная ситуация, — отметил Дмитрий Радион.

— Вызываешь свидетеля, показываешь ему видео. И тогда он признает, что не видел самого момента наезда, а перевел взгляд уже после того, как это случилось.

Недавно следователи разбирались в обстоятельствах ДТП, которое случилось на проспекте Жукова в Минске. На пешеходном переходе водитель совершил наезд на человека. Помощь следствию оказал очевидец, который остался на месте происшествия, чтобы передать запись со своего регистратора.

— Была первоначальная информация, что пешеход шел на красный сигнал светофора, к тому же очевидец слышал, что водитель утверждал, будто ехал на зеленый. И видеозапись помогла нам установить истинные обстоятельства произошедшего, — отметили в Следственном комитете.

Следователи благодарят граждан, которые, владея информацией о ДТП, не остаются равнодушными и сообщают сведения, которые всегда важны для следствия. Просьбы к очевидцам того или иного происшествия откликнуться, которые распространяются с помощью СМИ, тоже работают — следователи получают информацию, которая помогает в установлении истинных причин произошедшего.

Скорость как сопутствующий фактор

Дьявол кроется в деталях. Превышение скорости — это не только риск получить «письмо счастья» с небольшим штрафом. Достаточно часто именно скорость становится сопутствующим фактором при совершении ДТП, а также серьезным аргументом, говорящим не в пользу водителя.

— Приходится признавать, что автомобилисты превышают часто. Возможно, не все учитывают, что скорость повышается или понижается на том или ином участке не просто так, а в связи с какими-то обстоятельствами. В том числе это делается и по нашей инициативе. Анализируется аварийность, в ряде случаев делается вывод о необходимости уменьшить скоростной режим, — разъяснил Дмитрий Радион.

В случае ДТП будет устанавливаться: если бы водитель двигался с разрешенной скоростью — имел бы он возможность остановиться и избежать наезда? И зачастую ситуация меняется коренным образом. То есть даже те самые 9 км/ч могут сыграть с автомобилистом очень злую шутку.

— Чем выше скорость — тем длиннее остановочный путь у водителя, это тоже один из факторов, который мы всегда учитываем. В некоторых случаях даже 5—6 км/ч становились решающими. Это заставляет в очередной раз напомнить, что, если предписано дорожными знаками соблюдать скорость, — водители должны на это реагировать, — подчеркнули в СК.

МКАД — что там делать пешеходу?

МКАД — это отдельная история. И уж кого в этой истории быть не должно — так это пешеходов на проезжей части, ни одного наземного перехода на кольцевой нет.

— Для меня остается загадкой, что движет человеком, который пытается перейти кольцевую вне перехода. В абсолютном большинстве таких случаев, даже не зная еще результатов медицинского освидетельствования, можно с большой долей вероятности предполагать, что пешеход был нетрезв. Это же касается скоростных трасс. Нет каких-либо препятствий для того, чтобы пройти пятьдесят метров вправо или влево и перейти дорогу по пешеходному переходу, где, по крайней мере, водитель будет осведомлен о возможном появлении пешехода на дороге и обязан будет реагировать соответствующим образом, — говорит Дмитрий Радион.



Пешеходы, которым посчастливилось выжить после ДТП на кольцевой, часто не могут вспомнить, как вообще там очутились.

— Мне запомнился один такой пострадавший. Он был на корпоративе, как оказался в районе МКАД — не помнит, что ему там было нужно — не знает. Живет человек совсем в другом районе. А в результате своего поступка получил серьезную травму головы, и это тот случай, когда пенять не на кого, кроме как на самого себя, — рассказал собеседник.

8 августа 2019 года двое парней, которые находились в состоянии алкогольного опьянения, пытались перебежать МКАД и попали под колеса BMW. Один из них погиб на месте происшествия, другой убежал. Расследование уголовного дела завершено, вина водителя в произошедшем не установлена.

Наши дворы. Дети в опасности

— В некоторых случаях к ДТП приводит безответственность водителей при проезде дворовых территорий. Мы все прекрасно понимаем, насколько плотно дворы в городе заставлены транспортными средствами. И маленькие пешеходы, дети, не имея большого жизненного опыта, не всегда понимают, где нужно быть особенно осторожными и проявлять повышенную осмотрительность, — отметил Дмитрий Радион.

Двор у детей не ассоциируется с проезжей частью — это же не большая улица, где есть светофоры, переходы. Это двор: вот подъезд, вот игровая площадка, а между ними дорога, где иногда ездят автомобили. Но это такая же дорога, как и любая другая, — дорога, на которой может быть опасно.



— Нельзя говорить, что водитель обязательно виноват. Каждый случай мы расследуем отдельно, точно так же проводим следственные эксперименты, и далеко не всегда устанавливается виновность автомобилиста. Но водителям нужно учитывать, что на дворовой территории часто играют дети и они могут не воспринимать ситуацию как опасную, — говорят в СК.



Важны также причины и условия, приведшие к происшествию. Припаркованный не по правилам автомобиль может перекрывать обзор, что приведет к тому, что водитель и пешеход не увидят друг друга своевременно — следователи учитывают это.

— У таких дорожно-транспортных происшествий своя специфика. Если говорить о взрослом пешеходе и о ребенке, то ребенок представляет бóльшую опасность, находясь вблизи проезжей части. Он небольшого роста, может не отдавать себе отчет в возможных последствиях. Он играет или катается на велосипеде — и внезапно появляется на дороге.

— Вместе с тем нужно понимать, что в первую очередь родители являются примером для своих детей. И я сам, к сожалению, нередко вижу, когда этот пример — плохой, когда взрослые перебегают дорогу на красный свет или в запрещенном месте. Дети затем будут делать точно так же — это очень важный момент, но взрослые не всегда о нем помнят, — подчеркнул Дмитрий Радион.



Пожилые люди. ДТП на улице Сурганова

Еще одна отдельная категория пешеходов — пожилые люди. Иной раз им сложно пройти к пешеходному переходу, либо, может быть, опасность с возрастом начинает восприниматься как-то иначе?

Недавний пример — смертельное ДТП на улице Сурганова. 9 декабря 2019 года там погибла женщина 1947 года рождения, которая находилась на проезжей части вне пешеходного перехода. Наезд на нее совершил водитель автомобиля Subaru Forester. Женщину отбросило на встречную полосу движения, где девушка, управлявшая автомобилем Nissan Micra, повторно совершила наезд на пешехода.

— Расследование завершено, водителю Subaru предъявлено обвинение, — рассказал Дмитрий Радион. — Пешеход стояла на линии разметки. Было установлено, что у водителя была возможность видеть ее за 5 секунд до момента наезда, но он не принял мер для торможения, не попытался увернуться.

Увидел и имел возможность увидеть — здесь есть большая разница.

— Иногда водители спорят: «У меня 25 лет стажа, я не видел пешехода». Но стаж не играет никакой роли, — говорит следователь.

— Никто не спорит с тем, что водитель мог не увидеть пешехода. Но если он имел возможность его увидеть, то обязан был предпринять соответствующие меры — вот что важно.

Без сомнения, никто не совершает наезд специально. Из-за чего-то водитель не увидел пешехода, возможно, он отвлекся на что-то другое.

— Мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда люди за рулем пользуются различными гаджетами, смартфонами. Даже использование гарнитуры, хоть это и разрешено ПДД, может отвлекать от вождения, снижать концентрацию. В конечном счете это может быть сопутствующим фактором и объяснением того, почему все случилось, — отмечают в Следственном комитете.

Вернемся к происшествию на улице Сурганова: в отношении водителя Nissan Micra уголовное преследование было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления. Согласно проведенному следственному эксперименту и заключению автотехнической экспертизы девушка не располагала технической возможностью остановиться до момента наезда.



Почему водителю мусоровоза нужен помощник

Заставленный двор, в углу которого находится площадка с мусорными контейнерами, мусоровоз, который пытается сманеврировать между плотно стоящими повсюду автомобилями, — сколько раз это заканчивалось трагедией, когда при движении задним ходом водитель совершал наезд на пожилого человека?

Чаще всего речь идет именно о пожилом пешеходе. Дело в том, что грузовик, двигаясь задним ходом, издает резкий звук. Это сделано специально, чтобы привлечь внимание. Но пожилые люди не всегда этот звук слышат или же не всегда обращают на него внимание.

Недавно такое ДТП случилось во дворе одного из домов на улице Крупской, погибла 81-летняя женщина. Возбуждено уголовное дело, следователи установят, имел ли водитель возможность предотвратить наезд на пешеходов.

Но дорожно-транспортные происшествия, если они случаются регулярно, заставляют задуматься о причинах и условиях, которые им способствуют.

— Мы изучали эту проблему. И даже оборудование таких автомобилей камерами наблюдения не дает положительных результатов. Напротив, оно создает у водителя ложное чувство безопасности, — отметил Дмитрий Радион.

По Правилам дорожного движения (п. 73) движение транспортного средства задним ходом разрешается при условии, если эти действия не создадут препятствия для других участников дорожного движения и будет обеспечена безопасность дорожного движения. При необходимости водитель должен прибегнуть к помощи других лиц, которые сигнализировали бы о складывающейся ситуации позади транспортного средства.

Очевидно, что у водителя мусоровоза в тесном дворе часто есть необходимость прибегнуть к чьей-то помощи, чтобы сманеврировать безопасно. Но находится ли рядом помощник?

— Эта ситуация обсуждалась с коммунальными предприятиями, там говорят, что по действующим нормам помощник для водителя мусоровоза не предусмотрен. Вместе с тем полагаем, что этот вопрос не закрыт и существующая проблема вполне решаема, — отметили в Следственном комитете.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости в сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Без комментариев